?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

День сурка, или опять Новый Год!
там вдали
batal
Новогодние праздники — это испытание на прочность, стойкость духа и тела. Одни сопротивляются, другие идут по течению, но все приходят к финишу изможденными. И путаница – Рождество, Новый год, Рождество, Новый год, между днем и ночью зыбкая граница полностью растворяется. Надо учиться жить в обычном ритм в преддверии рабочих дней, а на все это выходных не дали! 

100 летие театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.
там вдали
batal
Самое яркое впечатление уходящего года, это празднование 100 летнего юбилея театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве, на который нас пригласила ее главная дива Хибла Герзмава. Она устроила нам королевский прием- море любви, уважения, достоинства. В тот день дива пела арию одной из самых трагических персонажей прошлого Анны Болейн, Гаэтано Доницетти. А потом был прием, на которой мы прошли за ее шлейфом королевы. Тысяча людей, которые там присутствовали, уступали ей дорогу как истинной и непревзойдённой. Королеве! И она со скромной величественностью и простотой, присущей только избранным и гениальным, весь вечер посвятила делегации из Абхазии во главе с Президентом Абхазии, в которую я по счастливой случайности попал. Я чуть не лопнул от восхищения и гордости. Какое же это счастье, что она есть у нас, у России, у всего мира. Она великая, и мы одной с ней крови!




Софа Агумаа юбилей
там вдали
batal


Сегодня на выставке посвящённой творческой деятельности гениальной и непревзойденной Софы Агумаа я окунулся в более чем полувековую историю театра, которую помню до слез радости.

На презентации выставки выступила другая жемчужина абхазской сцены Виолетта Маан. Две подруги, которые покорили наши сердца, и были величайшими на сцене абхазского театра с первых дней как поступили туда на службу. Так вот в конце, когда Виолетта поздравляла подругу с юбилеем, она вдруг ей предложило спеть акапеллой песню и из пьесы Шварца "Голый король", с которого практически они с триумфом взошли впервые на сцену. И они запели. Весь зал подхватил и стал им подпевать. Такое редко бывает на презентациях, тем более фотографий. Это любовь и признание!

Как же я мечтаю, чтобы эти две величайшие актрисы оказались в одной пьесе и на одной сцене. Уверен, что это будет шедевр, который запомнится на многие десятилетия. Как «Трамвай желания», в котором мы все их имели возможность видеть много, много лет назад, а помнить словно это было вчера.

Хаджи-Мурат: Сухум РУСДРАМ
там вдали
batal
Хаджи-Мурат 16.12.2018 РУСДРАМ

День первый. Превью.
Иногда предпремьерный показ спектакля бывает лучше, чем премьера. Завтра будет видно так ли это. Но сегодняшний просмотр «Хаджи-Мурат", по мотивам произведения Льва Толстого, впечатлил. Очень много пластических метафор с наложением великолепной музыки. Фольклор там прозвучал всего один раз, что совершенно не влияет на восприятие кавказкости темы. Музыка универсальна ведь. Великолепная сценография, отличные костюмы, просто прорисованные мастерски, великолепный свет. Ну и самое главное- замечательная пластическая драматургия, которая заменяет текст, для меня совершенно новое явление в театре Абхазии. Я в полном восторге. И все это уже становится неизбежным, когда попадаешь на премьеры в Государственный русский театр драмы имени Фазиля Искандера. Ну, а остальные впечатления потом, не буду мешать зрителям самим определиться со своими впечатлениями. Я с удовольствием пойду завтра опять.
Еще одно для меня событие в данном просмотре, это то, что после долгого перерыва к нам вернулся Адгур Кове и просто замечательный театральный художник Батал Джапуа. Хотелось бы, чтоб это не стало всего лишь, хоть и великолепным, но единым театральным эпизодом в их творчестве, и они смогли бы найти для себя более прочную основу и мотивы радовать нас другими постановками в театрах Абхазии.
Кто сказал, что вначале было слово? Мне кажется вначале была пластика, которая заменяла слова.






17.12. 2016
День второй. Премьера.
Премьера «Хаджи-Мурат» вышла просто замечательной. Сегодня, мне кажется, я почти понял почему спектакль другой, нежели я ожидал, когда шел на него в первый раз. Он разрушает все возможные стереотипы монументальности и можно сказать мемориальности эпического образа, делая его обычным человеком, который волею судьбы был вовлечен в водоворот исторических, драматических событий, в котором он пытается быть самим собой, или пытается хотя бы быть другим.  Некоторые аллюзии неожиданно возникали во время второго просмотра с событиями войны в Абхазии. Всплывали некие картины предвоенного мира и войны, но совершенно через иную призму восприятия. И это замечательно. Ибо театр должен избирать иной язык повествования, нежели мы привыкли в нашей повседневности, заставляя задуматься о «непреложных» истинах, с которыми обычному человеку сложно спорить или противостоять.   Короче, я был в театре, на выходе которого люди радовались, удивлялись, спорили, но точно могу сказать, никто не ушел не вовлеченным в замечательное действо, которое нам представили в театре состоявшего из мозаики музыки, пластики, света, костюма, замечательной сценографии и высоких нравственных идей, сказанных шепотом и без пафоса. Непривычно. Но именно это завораживает в настоящем театре.




14 декабря. Моя сестра
там вдали
batal
25 лет я пытаюсь прочесть письма моей сестры Нателлы, которые она написала нам, адресуя его мне в Пресс-центр в Гудауте, и своему сыну Алхасу, воевавшему тогда на Гумистинском фронте, буквально перед тем, как полететь с детьми на вертолете в вечность.  Нет сил. Не могу. Никогда не могу дойти даже до середины. И неважно, читаю я это накануне этих дней, или в другое время.
25 лет я пытаюсь представить, что они там чувствовали, но спазмы так меня сковывают, что я не могу до конца перенять сердцем этот ужас и боль.
Письма замечательные, о любви, о родине, о семье. Тогда 14 декабря не стало ее и наших детей, которые летели с ней.
25 лет я не участвую, никогда, ни в каких акциях посвященной той дате и трагедии. Нет сил. Не могу.  Может кому-то это и надо, необходимо. Пусть они учувствуют, но я не могу.
Но никто не должен за меня решать, должен или не должен я участвовать в акции, посвященной их памяти. Меня лично не надо организовывать. Память она либо есть в наших сердцах, либо ее нет. А она есть. Каждый, кто потерял близких в том вертолете, сам вправе решать, как ему быть с этой памятью. Справиться с ней. Помнить.

25 лет я пытаюсь прочесть письма моей сестры Нателлы, которые она написала нам, адресуя его мне в Пресс-центр в Гудауте, и своему сыну Алхасу, воевавшему тогда на Гумистинском фронте, буквально перед тем, как полететь с детьми на вертолете в вечность.  Нет сил. Не могу. Никогда не могу дойти даже до середины. И неважно, читаю я это накануне этих дней, или в другое время.

25 лет я пытаюсь представить, что они там чувствовали, но спазмы так меня сковывают, что я не могу до конца перенять сердцем этот ужас и боль.

Письма замечательные, о любви, о родине, о семье. Тогда 14 декабря не стало ее и наших детей, которые летели с ней.
25 лет я не участвую, никогда, ни в каких акциях посвященной той дате и трагедии. Нет сил. Не могу.  Может кому-то это и надо, необходимо. Пусть они учувствуют, но я не могу.
Но никто не должен за меня решать, должен или не должен я участвовать в акции, посвященной их памяти. Меня лично не надо организовывать. Память она либо есть в наших сердцах, либо ее нет. А она есть. Каждый, кто потерял близких в том вертолете, сам вправе решать, как ему быть с этой памятью. Справиться с ней. Помнить.

https://batal.livejournal.com/949131.html
Тут семейные фотографии  счастливого времени моей сестры Нателы Кобахия-Хашба, которые вдруг, в одень день, 14 декабря, стали мучительной болью, преследующей меня все эти годы. Я так много терял в жизни за эти годы, но так и не могу смириться и принять ее уход. Не надо комментариев, просто посмотрите. Там много любви и счастья. 

минводские коты самые лучшие!
там вдали
batal

Таких вальяжных, сытых и довольных котов я видел только в Стамбуле, в султан-Ахмед. Так вот, во всех курортах минеральных вод кошки просто как реликвии берегутся. Их кормят, они все имеют в парках ночлежки в старых строениях родников, которые нынче закрыты. Они весьма доброжелательны, и позволяют каждому себя погладить, покормить. В особенности они любят позировать для фотографов. Правда сейчас все с мобильными и поэтому у грациозных моделей много работы, но как правило она с лихвой оплачивается- колбаской, сметанкой, еще чем-то!Таких вальяжных, сытых и довольных котов я видел только в Стамбуле, в султан-Ахмед. Так вот, во всех курортах минеральных вод кошки просто как реликвии берегутся. Их кормят, они все имеют в парках ночлежки в старых строениях родников, которые нынче закрыты. Они весьма доброжелательны, и позволяют каждому себя погладить, покормить. В особенности они любят позировать для фотографов. Правда сейчас все с мобильными и поэтому у грациозных моделей много работы, но как правило она с лихвой оплачивается- колбаской, сметанкой, еще чем-то!



Пересечения
там вдали
batal
Странное совпадение на фотографиях, которые Anton Ochirov избрал для своего триптиха. На одной из них, последний день прощания с Мушни Хврацкия, и я один из тех, кто несет его в последний путь в декабре 92 года в Гудауте. На другой Тамаз Нодарейшвили, один из главных фигурантов оккупационного режима в Сухуме на трибуне обезглавленного ими же Ленина. И мы все трое учились на одном курсе исторического факультета АГУ. Пять лет. И между нами Венеция, непригодная для оккупации, как кордон, жесткая граница из ленты бурлящей Гумисты, которая никогда не испарится в небытии.






25-летие окончания войны
там вдали
batal
18 сентября особый трагический день, начало штурма города Сухум. В этот день мы имели колоссальные потери. Все. Мне тяжело эмоционально соприкасаться с этим днем, потому как потерял многих своих близких людей, с которыми целый год был на боевых позициях. И в один, именно 18, потерял друзей и близких, оказавших на меня огромное влияние. Мирод Гожба, Адгур Инал-ипа, Наварбей Кобахия, Даур Миквабия, Джаба Джопуа, и многие другие. Сегодня, спустя столько лет, мне трудно представить, как нам удалось не сломиться и продолжить свой путь к городу, который мы оставили на целый год. Я помню вас всех. Словно не прошло 25 лет, а будто это было сегодня.

кино
там вдали
batal
https://y-blaz.livejournal.com/54489.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=22%20%D0%B0%D0%B2%D0%B3%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B0%202018%20%D1%81%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0&media
Tags:

Персональная выставка Дианы Хинтба.
там вдали
batal
Вчера состоялась персональная выставка Дианы Хинтба.
Как-то, в прошлом году, я уже писал о безумном очаровании и доброте исходящих от ее работ (прочтет, кому не лень, внизу потом). Но вчера я понял, что это легкое очарование красок на холстах, дается путем неимоверного труда. Написать за 7 месяцев множество великолепных работ, выполненных в разной манере, едва уместившихся в двух залах Выставочной галереи Абхазии, может не каждый маститый художник. При этом, каждая ее работа наделена особым настроением. Тонкость внутреннего мира художницы, особое состояние щепетильности к эстетическим чувствам окружающих, выражается в красках, передающих всю палитру мира, но не давящих своим искаженным цветом, отливаясь целомудренным естественным светом. На этот раз, помимо великолепных живописных работ, я был очарован графикой выполненной углем. Тонкость, сдержанность и буйство красок соседствуют практически на всех полотнах, вызывая полнейшее подчинение и безоговорочную влюбленность в автора.
И еще. Эта выставка напомнила немного период сухумского авангарда 70—80 годов прошлого века. Каким природным чутьем обладает автор, если она сумела напомнить многим о том далеком серебряном времени, в период которого даже еще не родилась. Такое может случится с человеком влюбленного в свой город, чувствующего отпечатки времени в неспешных прогулках по старому городу, таящему отголоски и вкусы прошлого. Кстати, мне очень нравятся ее этюды, сделанные на пленэре в таинственных уголках исчезающего Старого Сухума.

26 декабря 2017 г.
Diana Khintba Диана Хинтба, невероятной притягательности художник, работы которой можно сразу же узнать среди десяток полотен, вывешенных вместе. Собственно, а это очень важно, есть понятие узнаваемости, без которого невозможно сказать о индивидуальности- будь это художник, писатель, певец, композитор. Едва увидев ее работы в интернете я просто, короче у меня просто поехала крыша. Потом я узнал, что он сестра моего друга, но это уже было неважно, ибо я понял, что она мой художник. Счастлив, что в моей коллекции есть две дамы с кизиловыми губами, сделанные Дианой. Она тонка и невидимая в безжалостной богемной, простите за художественный сленг, жизни, но уже точно заняла то место, на которое мало кто может претендовать- ибо это место индивидуальности, и тонко очерченного красками собственного мира. И мне нравится этот мир, в который я без опаски хочу окунутся.