bat (batal) wrote,
bat
batal

Памятники под бременем великого возраста

Недавно, случайно, мне попался старый номер журнала «Апсны Аказара», который в свое время публиковал очень много материалов касающихся нашей истории, культуры и вообще  культурного наследия. В те перестроечные годы это было очень актуально. Был такой героико-романтический период национально-освободительного движения, в котором каждая информация о знаковых фигурах науки, культуры, истории и значительных событиях в Абхазии, находила благодатную почву и вызывало интерес людей. Журналы передавались из рук в руки, ибо и тогда его тираж был весьма незначительным. Журнал издавался, как впрочем и сегодня, только на абхазском языке. В одном старом номере, за 1991 г., я увидел свою публикацию. Удивился, потому что совершенно не помнил о ней. Потом вспомнил конечно. Я писал ее на русском языке, а потом ее перевели на абхазский язык. Но, тем не менее, спустя много времени, а это практически более 25 лет назад было, я попросил свою коллегу перевести ее обратно на русский.
Тогда, в 1989 году, по предложению В.Г. Ардзинба я стал первым директором историко-архитектурного заповедника «Сухумская крепость». Там бурлила жизнь.  Задолго до этого территорию крепости освободили от жильцов, сносились дома, и они получали новые квартиры. Абхазский институт долгое время добивался освобождения территории крепости от бараков и расселения огромного количества людей, живших на ней. Одни из тех, благодаря котороым это стало возможно, были Шалва Денисович Инал-ипа и Георгий Алексеевич Дзидзария. Именно при них начались первые работы по демонтажу жилых строений, которукю потом активно поддержал и Владислав Григорьевич. После сноса домов и бараков на территории крепости, там начали проводить планомерные археологические изыскания. Всегда с ностальгией вспоминаю те времена и людей, с которыми мне повезло работать в поле. Это М.М.Гунба, Л.Г. Хрушкова, М.К. Хотелашвили-Инал-ипа, К. Демирханова. Работал некоторое время на ней и Мушни Хврацкия. Многие студенты университета, которые там проходили практику, так и не вернулись домой после войны. Копали на ней и мои студенты. Вот были времена. Попал туда и я.
Когда на баланс заповедника в 1990 году были переданы строения военного комиссариата, который располагался вдоль западной стены крепости, мы сумели в нем соорудить достаточно хорошо оснащённое археологическое хранилище. Я помню, как в АБНИИ пришел один военный, и на таком абхазском языке с бзыбским диалектом, спросил:
- Это ты Батал Купахия?
- Ну я, а что Вам надо?  – вид военного меня смутил.
Он улыбнулся, положил мне ключи на стол и сказал:
- Вот ключи, забирай, переезжайте. Мы освободили помещение комиссариата.
-А когда это теоретически можно? - не веря своим ушам, ибо были жуткие споры и переговоры по данному поводу.
- Да хоть сегодня! – улыбнулся и ушел.
Я поспешно взял ключи, но забыл про него, даже опешив от радости, не спросил фамилию. Но в ушах застрял акцент специфический, и журчание свистяще-шипящих спирантов, знакомый до боли из детства.
И вот, в августе или сентябре 1992 года, когда я уже собрал медико-санитарную дружину на Гумистинском фронте, я зашел в военный штаб, располагавшийся рядом с моим эвакопунктом, в ресторане Эшера. Помню говорил возбуждённо о ситуации с вывозом раненных, а там сидели Мушни Хварцкия, Ака Ардзинба, еще кто-то, и вдруг увидел знакомую улыбку. Он слушал, улыбался и вдруг спрашивает:
- Ты Батал Купахия?
Меня так резануло. Я это же слышал. Именно вот такое вот произношение моего имени. Этот голос. Но где?
- Не вспомнил меня? – прищурюсь и улыбаясь говорит сидящий напортив меня военный. – Это я тебе передал ключи от военкомата для твоего заповедника!
Боже мой, так это был ты, Сергей Платонович Дбар, человек, который постепенно становился легендой нашего ополчения? Вот такие вот судьбы и встречи.
Но, собственно, я сейчас не о том. В тот период, когда был создан заповедник, денег и тогда было мало. Но помню нам помогал всегда Владислав Ардзинба. Именно он добился тогда решения о передаче строений комиссариата и территории, на которой они находились, в управление заповедника, поскольку они располагались в охранной зоне. Следующим этапом были переговоры с Сухпродторгом о завершении деятельности ресторана «Диоскурия», с тем, чтобы в перспективе, делать реконструкцию и реставрацию юго-западной башни крепости. Договорённость была в том, чтобы они проработали там последний курортный сезон до конца 1992 г., и также передали строение на баланс Заповедника. Ну, а дальше, как говорится, была война - август 92 года спутал все планы по крепости на долгое время.
Кстати, Беслан Бутба, оплатил нам тогда закуп оборудования для археологического хранилища, и часть оборудования была передана Республиканской библиотеке. Тогда это были просто безумные деньги. Помог раздобыть их и привезти, кажется из Воронежа, Джумбер Нармания. К сожалению, во время войны 92-93 гг. в него попали снаряды от артобстрелов, и он был полностью уничтожен. Часть материалов из хранилища, сразу после разрушений, удалось спасти Людмиле Хрушковой, которые потом были переданы на хранение в Государственный музей, за что ей особая благодарность. 
Но вот, сейчас, спустя 25 лет, читаю эту публикацию из журнала, и многое конечно очень хочется изменить. Но, как говорится из песни слов не выкинешь, решил ее переопубликовать в том виде, в какой она была. Да и рубрика была актуальна тогда и не потеряла  своей значимости и сегодня: «Сухум: вчера, сегодня, завтра».  Несмотря на мою относительную молодость в тот период, на многие вещи смотрю также, когда дело касается сохранения культурного наследия, просто сегодня больше опыта. Тогда были другие реалии, сейчас иные, но все же, во многим картина, и проблемы соответственно, в отношении охраны и использования объектов историко-культурного наследия, повторяются. Сознательно не меняю акценты и идеи (которым сам сейчас слегка усмехаюсь), пока я редактировал перевод с абхазского опять на русский (ибо оригинал, разумеется не сохранился так как сгорел во время пожара от артобстрелов на заповеднике), по поводу значимости культурного наследия и мероприятий,  которые могли бы ее оздоровить.
19 декабря 2016 г. Сухум


Батал Кобахия. Памятники под бременем великого возраста.
(Журнал «Апсны аказара», 1991 г., №1.  В рубрике: «Сухум: вчера, сегодня, завтра»)
Состояние памятников культурного наследия является реальным показателем духовного состояния общества.  В последнее время мы настолько часто повторяем эти, имеющие предупредительный характер, слова, для сохранения нашего наследия, что перестали обращать внимание на их актуальность и правдивость: угрозу сохранения многих уникальных объектов культуры.  Долгое время в безмолвии мы взирали на то, как разрушаются памятники культурного наследия. Помимо того, что это происходит вследствие социально-политических обстоятельств и природных катаклизмов, в том и наша большая вина. Я не хочу сказать, что хронологически эта эволюция разрушения охватывает 70 лет период, хотя сегодня модно так говорить. Каждая эпоха, уничтожая и разрушая что-то, вместе с тем возводило нечто новое, которое впоследствии становилось достоянием национальной культуры. Есть в этом определенные проблемы и позитивные моменты. Но даже находясь на пике развития культуры, чего невозможно сказать о нашей нынешней ситуации, надо оглянуться на пройденный путь и понять, какое наследие нам оставили наши предки.
Древние греки, создавшие великую культуру, оказавшее колоссальное влияние на историю целых народов, и те оглядывались назад, чтобы во всей своей полноте и правдивости оценить свое прошлое и не утратить его ценности в настоящем. Точно так же и другие народы, создававшие великую духовную культуру, соизмеряли свое прошлое с настоящим. Оглядываться во все времена, на устоявшиеся традиции в духовной и материальной сфере, соответствовало духу времени далекого от национализма. С этой точки зрения состояние современной культуры вызывает двойственные чувства. Несмотря на обилие многих других проблем, требующих решения, думаю сегодня проблемы сохранения объектов культурного наследия важнейшие для нас. К их решению нужно подходить комплексно, обобщенно, иначе, вопреки нашему желанию, нам придется заниматься фрагментарным решением мелких проблем, от случая к случаю, что никак не будет способствовать сохранению нашего культурного достояния, и соответственно не приведёт к дальнейшему развитию.
Уже сегодня мы понимаем, что решение, к примеру, проблем экологии не зацикливается только на охране объектов природы. Оно включает в себя в совокупности с природой и человека: его мысли, духовность, талант и гений, его тысячелетнюю культуру. Поэтому я еще раз хочу повторить, что спасение и охрана окружающей среды и, в частности, памятников культуры – на сегодня одна из наших главнейших задач на пути построения цивилизованного и привлекательного государства, опирающегося на тысячелетнюю историю. 
Заранее приношу свои извинения, за перечисление уже известных всем положений, и хочу отметить: сегодня у нас есть что беречь, сохранять, во что вдохнуть жизнь, ибо мы буквально живем и ступаем ногами по памятникам культурного наследия. Поэтому, если мы рассчитываем на кардинальные изменения в будущем, нам надо что-то делать уже сегодня по сохранению культурного и духовного наследия. Если мы хотим избежать духовного кризиса, нам надо понять кто мы, на что мы можем опираться, чем гордиться, на чем сфокусировать свое внимание.  Ведь «если человек равнодушен к памятникам своей страны  - он, как правило, равнодушен и к своей стране». Эти слова принадлежат Д. С. Лихачеву. Он говорил, что если на стенах любого объекта повесить табличку «Охраняется государством», в то время как молча мы наблюдаем разрушение и исчезновение других памятников, то это становится еще худшим и печальным фактом противостоящего сознанию человека: его чести, любви к родине.
Я не хочу сказать, что все из рук вон плохо. Плохо ли, хорошо ли, некоторые памятники консервируют, иные восстанавливают. Радует еще и то, что сегодня ремонтно-восстановительные мероприятия, земельные работы, начинаются только после получения разрешения на работы после соответствующей экспертизы археологов. Но и здесь нельзя сказать, что все благополучно. Например, недавно, на территории «Сухумской крепости», вопреки правилам по проведению предварительных археологических охранных изысканий, начаты работы по прокладыванию кабелей. Работы, разумеется, были прекращены, на что были потрачены время и силы. За это время уникальному памятнику культуры все же успели нанести урон. Яму вырыли за два дня, и уже прошло четыре месяца, а засыпать это уродство никак не могут.
Безусловно, необходимо говорить о значимости всех памятниках, но это тема для другой статьи. В данной публикации я хочу конкретно остановиться на проблеме сохранения Сухумской крепости. Вероятно, не стоит здесь напоминать, что история нашего города насчитывает не одно тысячелетие. О какой духовности народа мы можем говорить, когда в самом центре Абхазии, на набережной Сухума, находится памятник цивилизации, красовавшийся во всем своем величии еще в эпоху античности и средневековья, сегодня представляет собой угрюмое зрелище.
На каких примерах воспитывать молодежь, проводящий свой досуг в кофейнях на набережной, если перед их взором предстают руины разрушающегося знакового памятника культуры. У меня нет намерения слишком возвышать этот памятник над другими, не менее важными объектами, но необходимо отметить, что в нашей истории и культуре он имеет огромное значение. Возможно, может казаться, что в масштабах мировой культуры, памятник не столь ценен, поскольку недостаточно еще изучен, и в конце концов, с лица земли исчезали и более величественные памятники наследия. Но для каждого народа, для каждой национальной культуры, пониманием важности того или иного историко-культурного артефакта, есть свои представления значимости и свои знаковые памятники, имеющие колоссальное значение в пределах собственных границ, иллюстрирующих историческую летопись страны.  Поэтому, считаю историко-архитектурный комплекс «Сухумского крепости» одним из главных памятников историко-культурного наследия, к которому надо бережно относится: изучать, заставить заново заговорить, восстановить.
В последние годы начаты исследования Сухумской крепости. В течение ряда лет, под руководством Абхазского института (АБНИИ), на территории Сухумской крепости проводятся археологические раскопки.  Здесь еще в 1950-х годах здесь были найдены остатки античного города Себастополиса, а также установлено, что в период средневековья на месте Себастополиса город непрерывно существовал, меняя названия. В минувшем году Сухумская археологическая экспедиция, в составе Хрушковой Л. Г., К. Демирхановой и автора этой статьи, возглавляемая М. М. Гунба, нашла много интересных предметов. Впервые была обнаружена октагональная церковь, датируемая периодом поздней античности и ранневизантийского времени. Памятник, подобный этому, на территории СССР еще не встречался.  Не останавливаясь на описании архитектурных особенностей и плана памятника, хочу отметить, что построения такого рода характерны для Сирии, Малой Азии и Византии. По типологии он очень схож с византийской церковью в Езре, построением с центральной композицией в Филиппе, датируемое V-VI веками, а также Иерапольской церковью (Малая Азия). Эти памятники увенчаны купольной композицией, восьмигранными колоннадами, выдвинутыми апсидами. Такая традиция построения церквей родилась в V-VI вв., являясь продолжением античных традиций. В частности, первые христианские церкви базиликального (стропильного) типа перестраивались из римских терм. Как правило внутри этих строений имеются бани, которые впоследствии были переделаны в купели (баптистерии).  В архитектурном сооружении, обнаруженного на Сухумской крепости, отчетливо видна эта особенность: здесь тоже имелись бани, проделанные потом в крещальни, стоки для воды, объединённых в единую канализационную систему. Сам памятник находится на стадии изучения, на что необходимо время для детального исследования, и завершения археологических раскопок. Сейчас трудно предполагать в каком году закончилось строительство крепости. Но что касается последнего этапа функционирования памятника, судя по записям Прокопия Кесарийского, оно может быть отнесено к 542 г. Именно в этот период, в результате войны между Ираном и Византией, город был сожжен. В процессе археологических раскопок было установлено, что многие здания были разрушены вследствие пожара. Мы уверены, что дальнейшие изыскания и исследования прольют свет на интересные факты древнего города.
Безусловно, охрана и реставрация исторических памятников начинается с археологических раскопок. Но не надо забывать, что волей-неволей археологи тоже, в какой-то степени, наносят вред памятникам истории. После археологических исследований необходима обязательная работа по консервации памятника, которая должна отдельная финансироваться. На это, помимо финансов, необходимы и соответствующие специалисты, которых у нас недостаточно. Состояние Сухумской крепости плачевное, так как разрушаются древние памятники, раскопанные археологами внутри самой крепости. Справедливости ради, надо сказать, что место это сейчас охраняется государством, но этого недостаточно.
Не так давно был создан Государственный историко-архитектурный заповедник «Сухумская крепость» на территории самой крепости и прилегающих к нему. На это хорошее дело отпущены финансы, власти оказывают помощь в организационных делах. По моему мнению, если привести в порядок памятник, он имел бы, учитывая его значительный уровень историко-культурного и духовного значения, важным туристическим объектом, который позволит в дальнейшем заповеднику самому «окупать» расходы на свою охрану, исследование, содержание.  Отчасти этим и руководствовалось правительство созданием здесь историко-архитектурного заповедника, каковым было до сегодняшнего дня, например, Анакопийская крепость. Уверен, что подобные комплексы откроются в Гагре, Цабале и в других местах. Безусловно, это не так легко сделать, так как у нас пока нет опыта в этой сфере, существует много организационных проблем. Для того, чтобы достичь определенных результатов, необходимо время. Например, в юридическом порядке надо уже определить охранные зоны памятников культурного наследия в других частях г. Сухум, которые возможно могут или должны войти в этот заповедник. В этом случае их легче будет охранять.  В дальнейшем можно будет часть города, в котором сконцентрированы исторические памятники, превратить в музейный комплекс. Безусловно, ныне существующий комплекс, в рамках Сухумской крепости, способствует работе Государственного музея.
Для решения проблем охраны исторических комплексов, по моему мнению, необходимо:

  • Включить проблемы исторических памятников в число комплексных проблем, существующих в городах и республике в целом, охрану и реставрацию которых необходимо подкреплять финансовым обеспечением из бюджета местных и республиканских органов.

  • Необходима просветительская работа по значимости, проблемам охраны и использования исторических памятников, в том числе и Сухумской крепости, через городские и республиканские СМИ, используя опыт других республик, создание на местном телевидении передач, освещающих проблему охраны памятников.

  • Можно организовать издание буклетов с фотоснимками, сувениров, проспектов с особо значимыми памятниками культурного наследия. Вырученные от продажи этой продукции деньги можно пустить на реставрацию конкретного памятника.

  • Учреждение по охране памятников должен иметь возможность тратить отпущенные ему финансы только лишь на охрану, консервацию и реставрацию этих памятников. Для этого нужно менять структуру учреждения.

  • Для финансовой поддержки учреждений по охране историко-культурного наследия и памятников природы неплохо было бы организовать денежно-вещевую лотерею.

Если как следует организовать охранные мероприятия Сухумской крепости, то перед нами открываются большие перспективы:

  • Можно будет проводить в полной мере археологические изыскания. Было бы неплохо привлечь к этому специалистов извне – археологов и историков из бывшего союза и даже из-за рубежа. В этом случае у нас бы появилась прекрасная возможность через зарубежную прессу пропагандировать наше достояние.

  • Параллельно с раскопками необходимо уже сегодня проводить и консервационно-реставрационные работы. Первым делом надо поднять вопрос консервации руинированных остатков, в дальнейшем поэтапной реставрации и возможной реконструкции.

  • После расчистки крепости и предварительных консервационно-реставрационных работ можно будет проводить и экскурсии, создавать музейные экспозиции, создавать сувенирные копии найденных предметов, издать буклеты с видами крепости.

  • Собрать все найденные в результате археологических раскопок ценности в одном месте и создать археологический фонд.  Немаловажное значение имеет создание собственного архива крепости, в котором будут собраны документальные материалы, научная литература, фотоснимки, другие материалы, касающиеся изучения истории города.

Безусловно, в будущем нас ждет большая работа, но сейчас важно предпринять первые шаги. В истории, формировании культуре, охране и восстановлении памятников историко-культурного наследия огромное значение имеет наша собственная позиция, конкретное дело…
Ведь все мероприятия по обеспечению сохранения культурного наследия направлено на сохранение собственно истории нашей родины – Абхазии.
Tags: наше наследие, памятники культуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments