немного обо всем

Previous Entry Share Next Entry
Вера Бабичева и "123 сестры" Чехова
там вдали
batal
1,2, 3, а может 123, а может миллион123 сестер на сцене РУСДРАМа

Третий спектакль в Абхазии, раз два три сестры, и неповторимый Чехов. Уже нет сил сегодня описывать свои впечатления. Но вначале спектакля было слово, и это было слово Вера Бабичева. О безотцовщине, о тоске по любви и тёплому плечу, о сестрах и братьях, которые должны быть опорой друг другу, о потерянном поколении в разные периоды истории, когда человек тянется к отцу. Для одних — это просто отец, для других государство, в которое они вкладывают свою жизнь, и так далее, но часто осознают, что не имеют его - отца. «Безотцовщина» написана была серо-теплым Чеховым, когда ему было 18 лет, в пору, когда еще мало кто задумывается о таких смысловых нагрузках безотцовщины, но уже тянется в поисках тепла и надежной опоры, и силы, и не всегда эти поиски закачиваются успешно. Речь ее была столь проникновенная, что после бурных аплодисментов, можно было встать и уйти, ибо оно было совершенно по своей емкости и эмоциональности, на краю, на пределе любви к зрителю сидящим в зале. И было понятно, что это вступительное слово условно, что оно не готовилось, что слова и чувства выпорхнули из примы Театра на Малой Бронной спонтанно и неожиданно, вдруг. Это какая степень доверия к нам, сидящим в зале! Спасибо огромное.
Ну а «123 сестры» замечательное представление, с нарастающей динамикой. Так что в конце пришлось по-японски оросить рукава слезами. И это Чехов. Ни ящики, напоминающие то ли чемоданы, то ли гробы, то ли иные предметы, ни платья непонятной эпохи, ни кирзовые сапоги советской армии, не могут меня обмануть - ибо грустное, серо-черно-теплое, трагическое чеховское повествование о сложности бытия перекрывают все эти условности сцены. Собственно, в театре важен текст. Важно слово, и это было слово Чехова.
Мы выдержали сегодня третий удар искусством, и вышли из театра чуточку добрее.

?

Log in

No account? Create an account