bat (batal) wrote,
bat
batal

Перевал Аданге: 40 лет спустя. Полевая экспедиция

Только что вернулись с перевала Аданга.  Завершилась 4 полевая экспедиция Министерства культуры и охраны историко-культурного наследия и Фонда «Горная Абхазия». Задержались на четыре дня из-за погодных условий. Уставших, но довольных работой, сегодня нас спустили вниз.
Первый раз на Аданге я был сорок лет назад, в 1979 году. Тогда я привез домой колокольчики, которые до сих пор стоят у меня дома. Правда года через четыре они переместились в горшочек, который мы сделали к первой Башкапсапрской конференции. Это восстановленная, но в десять раз уменьшенная форма глиняного сосуда, найденного нами в древнем руднике горной Абхазии, которому около 5 тысяч лет.  Сегодня к ним прибавились еще колокольчики, моложе своих предков на 40 лет.
Скажу вам - впечатления колоссальные. Тогда, в первой полевой экспедиции, со мной были мои друзья. И мне было всего 23. Практически все мы ровесники. Это Мушни Хварцкия, Лаша Когония, Демур Бжания, Леварса Бутба, которых уже нет с нами, Алик Габелия , Зураб Хибба и я. Правда в этот раз с нами пошли Тая Алания и Сурам Сакания, которые участвовали периодически в последующих экспедициях.
Моя палатка, случайно, а может именно так и надо было, расположилась именно на том месте, где 40 лет назад, в августе, мы установили обычную брезентовую палатку, в которой спали все вместе. Нас тогда привез на экспедиционной машине Вадим Викторович Бжания, с которым у меня связанны самые лучше воспоминания молодости, участия в самых невероятных экспедициях.  И в этой невероятной поездке нас вез замечательный водитель из Института археологии АН СССР, Петр Самсонов. Но они потом вернулись вниз, оставив нас там на 20 дней.
В первую же ночь я видел сон. Я шел в разведку с Мушни и с нами были еще люди. Мы были то ли в военных формах, то ли в полевых. Я так и не понял, была ли это военная разведка или археологическая, но мои друзья были со мной там. Мушни вдруг повернулся и сказал мне: - Почему ты пришел один? Я возразил ему: - Я не один, я с друзьями. Он улыбнулся своей удивительной улыбкой сквозь усы, кивнул мне, и мы пошли дальше. Мы шли легко по горам окутанного дымчатым туманом. Мне кажется они были со мной все эти дни и оберегали нас, в особенности, когда мы были вынуждены там оставаться еще четыре дня из-за плохих погодных условий. Каждый камень, каждая горка, рудник, все было связанно с воспоминаниями о моих друзей. И словно не было этих 40 лет
Мне надо все описать о том, что с нами было тогда, и что было 40 лет спустя.
И еще раз спасибо членам «Горной Абхазии», Тенгизу Тарба, директору, Алхасу Аджинджалу, еще и депутату Парламенту, и врачу наших экспедиций, Сергею Язвинскому, замечательному оператору, Мадине Бигуаа, художнице, которая там нам делала акварели, Тае Алания, замечательному флористу, сотруднику Абхазского музея, Сурам Сакания, искусствоведу, и моим замечательным молодым коллегам Айнару Инал-Ипа, Шандору Кайтан, Иналу Джопуа.
И отдельное спасибо пилоту Министерства обороны Абхазии Нури Герзмава, который готов был лететь к нам еще и вчера в сплошной туман, но наш командир его отговорил, ибо команда не скисла и спокойно продолжала работать.
Остальное потом.  А пока всем огромное спасибо.  Спасибо Аданге за то, что приняла нас.







Tags: Мушни Хварцкиа, археология, воспоминания, наше наследие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments