?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

В Грузии меняются властители, но не меняется власть, не меняется политика.
там вдали
batal

Не стреляйте в пианиста - он играет, как умеет

 В Грузию пришла весна. Распустились розы. Началась, а вернее, продолжается цветная революция. Толпа народа, которая двадцать лет назад пела дифирамбы Звиаду Гамсахурдия, затем с не меньшим жаром воевала на проспекте Руставели, чтобы сбросить его и привести к власти Эдуарда Шеварднадзе, затем с тем же пылом свергала Шеварднадзе, чтобы устроить вакханалию в парламенте и привести к власти триумвират Жвания-Саакашвили-Бурджанадзе, теперь с не меньшим пылом ополчилась на Саакашвили. 5 лет назад она стояла с зажженными свечками и просила: “Мишико, спаси!”; теперь она стоит с транспарантами и требует: “Миша, уходи!”.

Все транспаранты и лозунги, естественно, составлены на двух языках – грузинском и английском. Грузинском, потому что надо же как-то озвучить глас народа; английском – чтобы его услышали те, для кого, собственно, все это и затевается: страна со штатом Джорджия в сердце.

Однако грузины не были бы грузинами, если бы из всего этого не сделали трагедию в шекспировском духе: с прилюдным каянием и прочими театральными эффектами.

Нино Бурджанадзе, всего лишь год назад бывшая председателем парламента и в качестве таковой как минимум давшая согласие на разгон демонстрации прошлогодней, на демонстрации нынешнего года просила прощения у своих сограждан, каялась в несознательности. Сознательные сограждане, конечно же, тут же, не отпуская со сцены, отпустили калбатоно Нино грехи и призвали ее продолжать руководить ими столь же мудро, как другая грузинка – великая царица Тамара (декларируемая национальная принадлежность и той, и другой весьма спорны).

Католикос Илия Второй, всего лишь считанные дни назад в упор не видевший в Грузии никого, кроме грузин, теперь вспомнил, что Грузия, оказывается, государство многонациональное и призвал всех граждан Грузии – негрузин, сплотиться вокруг идеи грузинской государственности и ее сохранения. Почему эти народы – армяне, турки, мегрелы, сваны и далее по списку, должны идти на жертвы (в прямом и переносном смысле) ради благоденствия грузин, непонятно, поскольку абсолютно понятно, что завтра о них и их проблемах грузинская власть забудет так же быстро, как и вспомнила. Тем более, что до сих пор ничего хорошего от титульной нации никто из них не видел. Вот принудительную ассимиляцию видели: мегрелы горько шутят, что они самый короткоживущий народ в мире – ни один мегрел не доживает до 17 лет. От рождения и до совершеннолетия они - мегрелы, а паспорта получают уже в качестве грузин. Закрытие национальных школ, запрет письменности видели: в той же Мегрелии и Сванетии; запрещение служить службы в своих храмах и их присвоение грузинами видели – те же армяне, причем при самом деятельном участии католикоса-патриарха, да и “армяне – только в последний вагон!” так просто не забудешь. Даже грузинские азербайджанские турки от них ничего хорошего не видели. И зачем эти народы, загнанные в Грузию сталинской плетью, должны сплотиться вокруг идеи грузинской государственности, которой к тому же никто и ничто извне не угрожает? И как они могут способствовать этой самой идее, когда ей угрожают только и единственно сами грузины: их непомерные имперские амбиции, махровый национализм, давно уже ставший клиникой и абсолютная их неспособность и нежелание принимать реалии мира. Они что, должны спасать Грузию от грузин для грузин?

И. Окруашвили, еще недавно в бытность свою министром обороны клявшийся-божившийся всеми грузинскими, и не только, святыми, что встретит Новый год в Цхинвале, теперь стал чуть ли не главным противником бывшего своего друга М. Саакашвили, который всего-то и сделал, что попробовал в этот самый Цхинвал войти. Или может, И. Окруашвили собирался назвать операцию по “замирению” Южной Осетии не “Чистым полем”, а “Цветущим садом?” И что бы от этого изменилось для осетин или для грузин? Что, осетины кинулись бы сдаваться толпами и переходить в подданство Грузии? А грузины с истинно кавказским великодушием милостиво даровали бы им право жить так, как того хотят сами осетины?

Обвинять в своих бедах других легко; в глазах третьей стороны, если поднапрячься, вполне можно получить ореол мученика… и деньги, много денег. На восстановление экономики, на создание армии, на ремонт фасада. А то, что это всего лишь театральные декорации, за которыми ничего нет, кроме грубых деревянных подпорок, знают уже не только сами актеры и режиссеры. Секрет их – давно уже секрет Полишинеля. Зачем тогда поддерживать жизнь в неспособном к самостоятельному существованию образовании? А это нужно игрокам за всемирной шахматной доской, для которых Грузия – всего лишь пешка. Будет проходной – хорошо, нет – можно и пожертвовать, невелика потеря.

Шахматисты, конечно же, давно знают, что изменениями во власти в Грузии ничего не изменить. Тот же М. Саакашвили за время своего президентства сумел, говорят, сделать для грузинского населения страны и немало полезного. Но, вероятно, продолжая аналогии с актерами, можно сказать, что полезное – это отсебятина, а вот то, за что его сейчас едят – текст и режиссура драмы под названием “Независимая Грузия”, в которой он ничего поменять не может. И не сможет никто, потому что менять надо не актеров и режиссеров, а правила игры – сюжет и текст драмы.

Абхазия и Южная Осетия ушли от нее окончательно и бесповоротно уже почти двадцать лет назад, когда З. Гамсахурдия провозгласил Грузию для грузин, а скинувший его Э. Шеварднадзе рвал на себе майку и клялся, что не оставит Сухум абхазам. Скинувший его М. Саакашвили не выходил из рамок этой же политики; его военное фиаско, а точнее – третье военное фиаско Грузии – вина не Саакашвили. Кто бы ни был на его месте, в том числе и из его сегодняшних оппонентов и вчерашних соратников – результат был бы тот же.

Грузия никак не может, а скорее, не хочет понять, что ей надо в корне менять свою политику по отношению к негрузинам. Конечно, провозглашение подрайона из 9 бывших духоборческих сел в Джавахке Музеем русского духоборья – эффектный PR-ход и демонстрация национальной терпимости и уважения к другой нации… если не знать, что перед этим духоборцев оттуда грузинские власти попросту выжили, и лет через 10-15 там вообще не останется ни одного духоборца. Правда, армянам, в отличие от русских, оттуда уходить некуда; сколько бы грузинская официальная пропаганда не рассказывала баек об исторической принадлежности этого края Грузии, и о великодушии рыцарей Кавказа, милостиво разрешивших армянам поселиться там после 1830 г., история и памятники материальной культуры говорят обратное. Вот если вдруг грузинам удастся “освободить” край от армян, надо полагать, уже сменщики М. Саакашвили обьявят весь Джавахк Музеем армянского чего-то, может быть, своей толерантности к армянам.

В Грузии меняются властители, но не меняется власть, не меняется политика. М. Саакашвили продолжал делать то, что делали его предшественники; его сменщики поступят так же. Так же поступят их сменщики.

Грузии нужны радикальные меры. Стране необходима программа оздоровления, о которой никто ни из пребывающих во власти, ни из стремящихся к ней и не заикается. В стране нужно провести денацификацию наподобие той, какую провели в послевоенной Германии; в мозги каждому грузину нужно вбить, что все остальные народы имеют такие же права, что и они сами. Что если грузины хотят жить сами по себе, то они должны признать это право и за мегрелами, и за сванами, и за армянами, и за турками. Что негрузинское происхождение – не повод для уголовного преследования или политического остракизма. Что насильно никому мил не будешь, и что удержать нетитульные аборигенные народы можно только любовью, а не насилием и не принудительной ассимиляцией. Что Бог, к которому так любят обращаться и апеллировать грузины, кроме них самих и американцев, создал еще и другие народы, которые ничуть не хуже и не лучше грузин и имеют такие же права на место под солнцем. Что, наконец, природный луг с разными цветами – божье творенье, а поле с одними лишь розами – техническая плантация.

Трудно сказать однозначно, как будут развиваться события дальше. Если оппозиция не перейдет к решительным действиям, вроде захвата парламента, М. Саакашвили еще какое-то время усидит в кресле. Захват же, практически переход в иное поле действий, повторит сценарий предыдущего с небольшими изменениями, которых требует время, но с теми же результатами и последствиями. Да это, по большому счету, и не суть важно. К тбилисским играм за власть останутся безразличны национальные меньшинства, в первую очередь, армяне и, с меньшей вероятностью, турки. Часть сванов и мегрелов, практически огрузинившаяся, примет в этом, как и в прошлые разы, самое деятельное участие; другая часть, сохранившая национальное самосознание, резонно останется в стороне. Для них это – в чужом пиру похмелье.

Осознает ли тбилисский истеблишмент, что страна оказалась в заколдованном кругу и нужны радикальные изменения? Выступления на майдане, простите, проспекте Руставели, поведение и власти и оппозиции пока что подтверждают, что и в этот раз, как, впрочем, и всегда, их не будет, а все сведется к очередной смене рулевых на корабле, который давно уже оставил фарвартер и плывет по минному полю. Излишне говорить, что в такой ситуации драка за право держать руль не зная лоции, есть лишь изощренное театрализованное самоубийство.

Раздан Мадоян

http://voskanapat.info/index.php?name=news&op=view&id=254

 


Тень папараци
там вдали
batal
Tags:

Сухум. Оранжевый закат
там вдали
batal

Красная гора
там вдали
batal

Лыхны. На семейном ранчо)
там вдали
batal