?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

Лиана Кварчелия: Международные подходы в грузино-абхазском урегулировании.
там вдали
batal

Международные подходы в грузино-абхазском урегулировании.

Лиана Кварчелия
Анализ официальных международных (западных) подходов к грузино-абхазскому урегулированию важен хотя бы потому, что эти подходы во многом продолжают применяться и сегодня. При этом значимых изменений за период после грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. они не претерпели. Остались незыблемыми ключевые исходные позиции, несмотря на то, что они не привели к разрешению конфликта, и несмотря на то, что ситуация после августа 2008 г. кардинально изменилась.и далее весь текстCollapse )

Фазиль Искандер - Сатира — это оскорбленная любовь: к людям, к родине или к человечеству в целом.
ФИЛОСОФСКОЕ
batal
http://esquire.ru/wil/fazil-iskander

Хотел одну цитату, но не удержался и даю вс

Посади ребенка на колени — и он повиснет у тебя на усах.

Мне в молодости казалось, что на старых фотографиях люди значительнее тех, которых я вижу в окружающей жизни. Но, возможно, это тем объясняется, что фотография тогда была редким делом, и люди, снимаясь, внутренне больше сосредотачивались.

Я всегда полагал, что умение увидеть правду и критиковать неправду — это и есть содержание жизни писателя, содержание жизни всех думающих голов в стране.

Человека, у которого слишком развито чувство ответственности, редко увидишь в кино. Если бы был жив Достоевский, мы бы его в кинотеатре «Октябрь» не застали: он бы в это время работал.

Современную прозу возглавили женщины, пишущие детективы. Это несерьезно. Они ведут себя с читателями, как с мужьями: им важнее не понять его, а создать ему настроение.

Глупость высмеивается не для того, чтобы истребить глупость — она неистребима. Это делается для того, чтобы поддержать дух разумных.

Я был так увлечен сочинительством, что не слишком замечал окружающую меня жизнь, даже своих детей. Думаю, воспитывал я их тем, что просто был самим собой.

Больше всего в женщинах ценю застенчивость. Это красиво. Основа женственности не внешность, а повышенное чувство стыда и сочувствие окружающим.

То, что мы собираемся делать завтра, делает нас сегодня такими, какие мы есть.

Некоторые женщины, заболев, становятся нежными. Через несколько дней вдруг начинают покрикивать с постели. О! Значит, выздоравливают!

Мудрость не нуждается в информации, зато информация нуждается в мудрости, чтобы разобраться в самой себе. Возможно, поэтому меня так и не заинтересовал интернет. Информация нужна молодым, старики больше думают о том, что это она означает.

Я верю, но негромко.

Было бы мне сегодня 30 лет — не важно, о чем была бы моя книга, но в ней нашлось бы достаточно критицизма. И оптимизма — тоже.

Вкус — это умение в разных обстоятельствах находить выход в самом естественном.

Общественный деятель — несмирившийся неудачник. Несчастную страну узнаешь по количеству общественных деятелей.

Во времена диктатуры начинают повсюду искать несовершенства. Несовершенство моего отца — за что он поплатился тюрьмой — состояло в том, что он был иностранный подданный: наполовину абхазец, наполовину перс.

Мы были насыщены социальными критическими идеями. Новое поколение потеряло социальный интерес к жизни, оно хочет удивлять.

Искусство развлечения всегда было, но оно должно занимать свое место. Расцвет индустрии развлечений свидетельствует о неправильно понятой свободе.

Сатира — это оскорбленная любовь: к людям, к родине или к человечеству в целом.

Когда ты вплотную приближаешься к собственной смерти, мысль о том, что ты всю жизнь трудился, успокаивает.


Замечательно сказано. Не удержался)
там вдали
batal
«Должен сказать, у меня довольно паршивое настроение. И так уже лет 40»

гениально!
там вдали
batal
«Полагаю, что я профессионал. Потому что я чудовищно не люблю писать»

Никому не требуется разрешение, чтобы быть свободным.
там вдали
batal
Свобода похожа на рассвет. Многие предпочитают в это время поспать, но есть те, кто просыпаются еще ночью, чтобы ничего не пропустить..

и еще чуть чуть

Я не могу позволить себе такую роскошь, как ложь.

Мы просто обязаны заставить всех, кто имеет власть, чувствовать себя некомфортно.

Мне все равно, кто победит на ближайших выборах. Потому что кто бы это ни был — он будет свергнут.

Мы — армия мечтателей. Поэтому мы остаемся невидимыми.

Если ты мечтаешь в одиночку — мечта остается мечтой, если ты мечтаешь с другими — ты создаешь реальность.

Мы хотим, чтобы мир был устроен так, что в нем могли бы существовать самые разные миры.

Я тот, кто я есть, и вы те, кем вы являетесь. Так давайте же построим мир, где и я, и вы сможем оставаться сами собой и где ни я и ни вы не будем иметь право заставлять других становиться подобными нам.

Наши враги предпочитают обвинять нас в невежестве, потому что больше им ничего не остается.

В конце концов, культура похожа на растворимый кофе: ее легко растворить, и она может быть одноразовой. Но все же культура — это не кофе.

Идея тоже может стать оружием.

Мы не рождены для того, чтобы убивать, или для того, чтобы быть убитыми. Только для того, чтобы быть услышанными.

Военный — это абсурдная профессия, потому что он должен браться за оружие для того, чтобы убедить всех, что его наниматели обладают абсолютной истиной.

Война — это круг: как и у круга, у нее не бывает ни начала, ни конца.

Власть — опасная штука: от нее начинает подгнивать кровь.

Настоящая жизнь не подразумевает долгосрочного планирования.

«Прощай» лучше говорить сразу, как пришел. Тогда расставание не будет таким горьким.

Смерть — это не больно. В отличие от забвения.