?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

Гунда Сакания.
там вдали
batal

Сегодня был на  творческом вечере  Гунды Сакания.  Читала столь вдохновенно, что мне на минуту почудилось, что  я окунулся в те далекие времена, когда она с другой Гундой читали нам вдвоем свои стихи при свечах. Это было во времена сухумского декаданса 80 годов.  Во время чтения она,  как и всегда,  была красивая до безумия и стервозности. Мягкая, жесткая, женственная, независимая, без мнимых комплексах, не опуская взора, смотря  в нас читала о любви и желании, о мольбе и прощении, о страсти. Так может только она.  Жаль, у меня не было фотоаппарата. Она была настолько красива и желанна, что это надо было зафиксировать. И моложе выглядела ровно на столько лет, что нас отделают от тех восьмидесятых. Женщина,  с горящими и страстными глазами полная страстей,  о чем она смело всегда заявляет в своей поэзии. Поэт. Нет поэтесса. …. И очень нежная мать.


Презентация книги Надежды Венидиктовой «Цезарь и Венидиктова»
ФИЛОСОФСКОЕ
batal

«Комплимент оружие сильных»

Из сборника стихов Н. Вендиктовой

Сегодня была презентация книги Надежды Венидиктовой «Цезарь и Венидиктова». Она попробовала собрать на него круг людей, которые имеют некоторое отношение к сухумскому «ренессансу», как она его определила , 70-80 гг., формировавшемуся на набережной в кафейне «Амра». И поэтому вечер начала с того, что не будет нас мучить чтением отрывков из своего сборника, а попробует быть легкомысленной, и вместе с присутствующими вспомнить те чарующие вечера которые мы проводили на этом поплавке духовной и богемной жизни. Чарующие она конечно не говорила, поскольку хоть она и попыталась быть легкомысленной, но это слово никак не вяжется с ее творчеством, ибо отдает сентиментализмом. Надя нам сообщила о том, что готовит новую книгу, в которой попытается отразить атмосферу того времени. Рабочее название его «Сухумский драйв восьмидесятых». Я очень этому рад, поскольку не знаю даже кто из пишущих сухумчан сможет сегодня передать атмосферу того времени, и дать жизнеописания «амритян», которое уже становится просто далекой историей.


И ты, Брут!
там вдали
batal

И ты, Брут!

Когда стало ясно что Цезарь стал полновла­стным диктатором и намерен превратить Римскую республику в монархию, республиканцы устроили против него заговор, в который вступил даже любимец и друг Цезаря, Юний Брут.Увидев среди своих убийц и Брута, смертельно раненный Цезарь с упреком воскликнул: «И ты, Брут!».

С легкой руки Плу­тарха, а еще позднее Шекспира, предсмертные слова Цезаря превратились в поговорку, выражающую удивление перед внезапной изменой друга.