?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

Абхазский винтаж
ФИЛОСОФСКОЕ
batal
Коллекция национальной одежды Эльвиры Арсалия, а также кадры из фильма  " Акумжэуаа"        (Воины в черкесках), съемки которого близятся к завершению.
винтаж

Винтаж, короче...Collapse )

Тачкум, или абхазская мечта. В передоверии открытия скульптуры возле Брехаловки.
ФИЛОСОФСКОЕ
batal
Когда то, в одном горном селе жил-был старик, по имени Тачкум.  Молва дошла до всех абхазов  о его хитрости, вальяжной лени, оставив нам образ большого враля, или фантазера, как любят нынче говорить.  И еще он был романтик хмурого вечера. В такие вечера ему в голову приходили блестящие и ныне модные идеи. «Эх, ночь подходящая,- говаривал он с грустной ленцой, вот, если побродить - сколько можно было бы у разных воров отнять похищенного добра!». Однако дальше сладостных мечтаний дело никогда не доходило. Такие тогда были времена. Сейчас, правда,  романтические времена закончились. Не только мечтают, но и на практике реализовывают невинные фантазии нашего героя, Правда отнимают все больше  не у тех, кто ворует, а наоборот. Говоря, так безопаснее и надежнее. Близкие воспринимали его мечтания, которые он невольно проговаривал в задумчивости и отрешенности, бахвальством и хвастовством, а мне наоборот так и чудится Робин Гуд в потертой черкеске, или, своеобразный абхазский Деточкин из далекого прошлого, специализирующегося, вместо краденных машин, на угнанном скоте и лошадях. Сейчас таких  абхазских мечтателей тоже называют фантазерами, но они все больше сидят в социальных сетях, это  те, кто более продвинутые, а нормальные-то устроились прочно в кофейных брехаловках. Правда таких мест с дешевым кофе становится все меньше и меньше, а фантазеров все больше и больше. Да и  вот кофе становится все горче, но не слаще и  не душистее по аромату.
Был у Тачкума и героический период в жизни, когда фантазии, лукавая хитрость и бахвальство сыграло свою положительную роль. Говорят, как-то раз, гонимый из дома сварливой старухой в поисках реальных доходов, повстречался ему на пути великан, Адоу. Не понравилось Тачкуму неуважительные нотки в словах верзилы, назвавшего его сморчком, намекая на малый рост, и решил он его тоже поддеть, тем более что на это-то он был мастак. Опять же не мешки таскать, да и, тем более,  река их разъединяет: вроде как-то и безопасно. История их трагикомической состязательности длинная, замешанная на хитрости и ловкости рук, но сумел-таки Тачкум убедить великана, которого Всевышний забыл наградить еще и мозгами, работая над совершенством веса в его теле, в своей неповторимости и силе. Укротил он его и, разумеется, оседлал. И качества, которые всегда вызывали у близких только досаду и раздражение, сделали его в итоге героем и победителем. Концовка их соперничества была предсказуемой. Вернулся-таки он домой, взвалив на сгорбленные плечи от непосильной от аппетита к красивой жизни ноши, на радость сварливой жене, все  золото, серебро и драгоценности. Драгоценная ноша, разумеется, убедила старушку в проворстве, уме, храбрости и силе своего благоверного, которые раньше вызывало у неё только насмешки. А может и не поверила, но не стала выяснять, чтобы не омрачать радость от свалившихся с неба богатств. Жить-то осталось чуток, чего уж там. И потом, абхаз вор не бывает, если бык украл обычай такой, вспомнила она в сердцах поговорку своей бабушки, так и не дождавшейся в свое время богатств с неба.
Не знаю быль это или легенда, но с тех пор в Абхазии великанов никто не видел. Глупых, алчных, злобных, да и туповатых бывало, но чтобы великаны, никто не помнит. Ну, а Тачкум что? Зажил он богато на старости лет, нежась в почете и уважении, исходившей как фимиам от его некогда сварливой и недоверчивой жены, и двери его дома  всегда были широко открыты для гостей. Приятно, все-таки, когда дома гости, да и уши свободные: есть кому рассказать истории и небылицы.
Теперь вот Тачкум, благодаря Сипе Лабахуа, автору замечательных городских миниатюрных скульптур Чика и Ники,  обоснуется на набережной, возле того  самого кафе, который в народе с улыбкой называют  Брехаловкой. И будет он молчаливо ждать очередного великана, который возможно тоже скоро появится рядом. А заодно, я так думаю,  диву даваться новостям и небылицам, которые тут витают в воздухе, аналогично которым ему, в свое время, ежедневно перепадало. Правда, конец его истории был оптимистичным и былинно абхазским: открытий дом, накрытый стол и неспешные разговоры о том, о сем.


Сипа

Вот кстати уже и сама скульптура снятая после презентации
тачкум

Теперь Тачкуму не отвертеться от детских обжиманцев)))
тач

Сериал это круто.
ФИЛОСОФСКОЕ
batal
Работает у меня по средам армянка, беженка из Баку. Уже сколько лет прошло с тех пор, а нет у нее ни статуса, ни места жительства. Работает она у меня до 6 вечера, но задерживается до семи, а то и больше. И спустя только четвертую неделю я наконец-то понимаю в чем дело. Нравится ей сериал турецкий  по Абазе, про любовь там.  Плачет все время. Даже призналась мне как-то под кофе, что во время одной серии так изрыдалась , что поднялся сахар. Потом еле сбили ей. « А песни там какие! Просто журачат, сердце обрывается!, - закончила девушка увлажнив свои рукава.  Вот тебе и миф об этнической неприязни.  Армянка, беженка из Баку, а турецкие сериалы самые любимые! На мой недоумевающий вопрос, как же это  может быть, глухое непонимание.  Вот тебе и Сары-гялим, который распевают и армяне и азербайджанцы, споря о том чья это песня, так и не придя к консенсуса по этому вопросу.  Ну что тут делать? Развел руками и ушел к себе в кабинет, чтобы девушке не ломать удовольствие .