bat (batal) wrote,
bat
batal

Сергей Багапш: и никакое давление не заставит нас сойти с этого, демократического, пути.

Сразу после первых альтернативных президентских выборов 2004 г. в Абхазии я имел несколько встреч в Европе, в Берлине и Париже, а потом и в Турции в среде диаспоры. Было намечено ряд круглых столов, тема всех была одна: касалось процедуры легитимной смены власти в результате избирательной компании и того соответствуют ли они международным нормам и стандартам. Европейцев интересовало то, как прошла смена власти в соответствии с избирательными процедурами, результаты которых были максимально приближены к извечной, но мало где реализованной, идее справедливости и честности. Выборы в Абхазии оказались тогда во главе внимания международного сообщества. Это был неожиданный опыт на постсовестком пространстве, где власть, как правило, переходила в результате различных революций, или при значительных фальсификациях. Разумеется, переход власти у нас тоже не был гладким. В период выборов была напряженная общественно-политическая ситуация, завершившаяся временным расколом и последующей жесткой полемикой. Но никто не оспаривал того, что смена власти произошла законно, без конституционных нарушений, и в соответствии с международными стандартами избирательных процедур. Это была наша заявка миру о состоятельности, приверженности демократическим принципам на деле, а не на словах. И очень важную роль в этом конечно сыграл Сергей Васильевич, который сумел не довести стороны до опасной черты, и готов был идти на компромиссы ради мира и развития.

Так вот в Париже, в одном научно исследовательском институте, занимающимся в частности и кавказоведением, была одна из таких встреч. На ней было около 40 человек: ученные кавказоведы, и другие различные исследователи интересующихся Кавказом, аспиранты, несколько представителей народов Южного Кавказа. Было там и несколько представителей древних княжеских грузинских фамилий. Один из них, князь Дадешкелиани, приходился даже внучатым племянником знаменитой Мери Шервашидзе. На встрече принимал участие бывший сотрудник грузинского посольства в Москве, находившийся в данном институте в качестве исследователя. После вступительного доклада, который сделал Слава Чирикба, о ситуации в Абхазии в связи с состоявшимися выборами, слово дали и мне. Я, разумеется, долго и подробно говорил об избирательных процедурах, об общественном наблюдении, которая делала «Лига избирателей», и вообще об институтах гражданского общества, демократических институтах и ценностях который все сильнее и сильнее начинают превалировать в абхазском обществе. При этом много, а порой жестко, критиковал систему госуправления при этом, чем вызывал недоумение у многих. Все внимательно меня слушали, и вдруг этот бывший сотрудник решил мне задать вопрос. Прежде чем он это успел сделать, один из присутствующих, который очень внимательно и доброжелательно слушал нас обоих из Абхазии, а это оказался все-таки тот самый внук Мери Шервашидзе, стал ему быстро что-то говорить на грузинском. Но тот махнул рукой на него рукой и задал-таки:

-Скажите, пожалуйста. Вот Вы говорите, что у вас высокий уровень демократии, высокий уровень гражданского контроля. Так вот вроде все хвалите и так критикуете открыто многие вещи происходящие у вас в стране. А ответьте мне на один вопрос, если Вы на самом деле такой демократичный. На сайтах я прочел, что первому президенту Ардзинба назначена огромная пожизненная пенсия. Такая огромная, которую даже американским президентам не назначают. Считаете ли Вы это правильным, и соответствует ли это демократическим нормам? И что как представитель гражданского общества Вы думаете по этому поводу?

Все, затаив дыхание, смотрели на меня и ждали ответа.

Надо сказать, что переводчиком у меня оказался тоже грузин, который в это время жил в Париже и присутствовал на встрече.

Я, недолго думая, спокойно отчеканил:

- А Вы не читайте различные сайты, это вредно для психики. И там явно преувеличены суммы, о которых Вы тут вопрошаете. Да, действительно, новый президент Сергей Багапш и Парламент Абхазии установили пожизненную пенсию первому президенту Абхазии Владиславу Ардзинба за его выдающиеся заслуги, в том числе и на содержание его аппарата. И это нормально. На то была воля народа, а новый президент и парламент закрепили особыми решениями эту волю. И это, на мой взгляд, есть один из принципов демократии. Только не надо путать первого президента Абхазии с 400-сотым американским. Это несопоставимо по значимости для народа.
Вот если бы в Грузии не убили бы своего первого президента Гамсахурдия, чуть не убили во время розовой революции второго, Шеварднадзе, и пока неизвестно чем закончится эксцентричное правление третьего для вашего народа. Вот если хотя бы один из президентов Грузии, в перспективе уже, уйдет на покой в соответствии с результатами, отвечающим международным требованиям понятий справедливости и честности, избирательных процедур. Вот если вы сможете убедить мир и свой народ в первую очередь, в том, что переход власти был легитимным, ну, к примеру, так, как это произошло у нас, а не насильственно, как это у вас все время происходит, то тогда, я так думаю, народ Грузии, Парламент, с особым удовольствием и радостью захочет назначить этому счастливцу соответствующую пожизненную пенсию. А главное вы сможете констатировать факт того, что наконец-то у вас начинается эпоха демократии. Но пока что вы далеки от этого, а правление Саакашвили дает все основная предполагать, что оно также завершится нелегитимно, или насильственно. Так что не будем загадывать.

Все стали хлопать. Кто-то, отвернувшись, явно в себя смеялись. И вдруг опять грузинская речь того человека, что сидел рядом со мной вопрошавшему. Переводчик быстро, улыбаясь, перевел мне на ухо: - «Он ему сказал: Я же тебя предупреждал, не задавай этого вопроса. Теперь вот отвечай ему после этого. А что ты ему на это ответишь!». Ответа так и не было. На этом встреча закончилась.

Почему я это вспомнил? Как-то на одной пресс-конференции, на вопрос одного международного эксперта, о том какую страну мы строим, Сергей Васильевич, очень эмоционально ответил. Возможно, я тут путаю слова, но суть их была такова: - Мы строим демократию, в соответствии с нашей Конституцией. И нам не важно, признаете вы это или нет. И демократию мы строим не для того, чтобы понравится вам, Западу в первую очередь, а порой даже вопреки вашему желанию. Не для вас, а для себя, потому что это единственный путь, который наш народ считает приемлемым. И никакое давление не заставит нас сойти с этого, демократического, пути.

И это правильный курс. И он многое сделал для того, чтобы наш народ значительно прошел этот тернистый и сложный путь. А абхазы, как известно, не любят сворачивать с единожды избранной дороги.
Tags: Багапш
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments