bat (batal) wrote,
bat
batal

Такие разные войны, но какая общая судьба

Кто мог подумать, что я стану ветераном войны с более чем 20-летним стажем?  В детстве, когда отмечали 20-летие Победы, мне было 10 лет, и мне казалось что все, что произошло тогда,  в Великую Отечественную,  было ужасно давно и не с моими близкими. Хотя на той войне пропали без вести два брата моего отца. Единственной связью с тем временем для меня была моя тетушка, которая неизменно одевала ордена в мае,  и я любил ходить с ней на встречи ветеранов. Потом я носил ей цветы, и мы их вместе с ее детьми несли опять  к могиле неизвестному солдату. Но все равно я не ощущал эха прошедшей войны. Скорее что-то вроде радости, праздника. Возможно такое восприятие мной тех страшных дней  было связанно с ее спокойным характером и полным отсутствием в ней ветеранского пафоса, несмотря на то, что о войне говорила с достоинством, вспоминая многих,  с кем пересеклась во время сражений.
Часто к ней приезжали ветераны. Были там и рядовые, и даже генералы. Одни с  высокими боевыми наградами, другие с простыми памятными  медалями. Все были однополчане. Но все они были равные. И каждый был достойным. В моих глазах они все были генералами. Весело сидели. Без геройства. Но я их тихо любил. С затаенным восторгом смотрел на них, когда мне удавалось быть на таких встречах. Сверкающие медали завораживали.
Я любил спрашивать ее о войне. Она улыбчиво рассказывала. Я с затаенным вниманием слушал. Но страдания и боль,  которую она пережила, я больше знал из разговоров о войне моей мамы, о том как она ее искала как-то в тылу в Тбилиси, и так и не нашла. О том, что они все эти годы чувствовали в горном селе Отап,  думая о ней. Я даже описал об этом. Но она, моя тетушка, всегда излучала спокойствие и доброту. Я не боялся войны, я просто знал о том,  что она была. И что ее больше не будет, потому что моя тетушка знает, как с ней справиться.
Только раз, я что- то узнал больше. Сразу после освобождения Сухума, я пошел к ней. Она на целый год оказалась отрезанной от нас в оккупированном городе. И знаете, нам не о чем было говорить.  Мы просто сели, она вязла меня за руку, от которой исходило тепло, смотрела мне в глаза. Она медсестра, я медбрат. Впервые в жизни я видел некоторое увлажнение в ее ясных глазах. И мы долго молчали. Но каждый знал, что чувствует другой. В воздухе витала боль, любовь, надежда, что-то еще очень важное, не могу сегодня вспомнить, что с трудом вселяло в меня желание жить. Потом я ушел. Две такие разные войны и двое  с такими  одинаковыми судьбами в них, людей разных поколений. Мы были с ней тогда люди одной крови. И это чувствовала и она и я. В тот первый день после Победы,  28 сентября, особенно.
Но один раз мы еще поговорили. Но не том, что было там, на полевой линии,  или с ней в оккупированном городе. Она спросила меня о боли. Осталась ли она в моей душе. Я ответил, стараясь скрыть глаза, что да. Она обняла меня, что опять было ей несвойственно, ибо из всех сестер моей матери была менее всех подвержена сентиментальности и бурным эмоциям, и сказала мне тихо: - с этим надо справиться, ты должен это сделать сам. Но не сказала как. Интуитивно, многие годы, когда становилось нестерпимо от воспоминаний и боли, я просто шел к ней. Мы пили чай, я смеясь что-то говорил, но всегда чувствовал ее понимание того, что со мной происходит. Так она меня научила жить, и не выбрасывать свою боль на окружающих, ибо люди рядом, каждый, был носителем своей истории, которая нередко таила боль.
Сегодня, спустя многих годов ее отсутствия, мне хочется знать,  что же она чувствовала тогда? Насколько сильно, насколько больно?  Но в тоже  время я благодарен ей, что она бережно, все годы, после своей войны, жила тихо, достойно, не мучая окружающих тем, что выпало на ее плечи.
Научиться бы мне. Научиться бы всем нам. Чтобы те кто за нами стоят, смотрели не с опаской назад, а радостью и надеждой вперед. И с любовью. Ибо то, что сзади нас только мы можем понять, принять. Простить. Не надломиться.
С праздником всех. Давайте не останавливаться на прошлом,  а будем вместе идти вперед.
29.09.2015 22:38:48
Tags: Адлейба, военное, война в Абхазии, воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments