bat (batal) wrote,
bat
batal

"Гагрипш": история в деталях (окончание)

Оригинал взят у spupper в post

"Гагрипш": история в деталях (окончание)












Как уже было сказано, из "Временной" гостиницы к главному входу в ресторан вел десятиметровый переход с лестницей: крытая стеклянная галлерея являлась продолжением коридора первого этажа. Этот переход по настоящий день находится на своем прежнем месте. Та его часть, что примыкает к ресторану, отремонтирована и используется под склад; противоположный конец со стороны бывшей гостиницы разрушен.






















На втором этаже коридор также продолжался переходом, но открытым, который выводил на широкие внутренние балконы ресторана. Эти хоры на высоте пяти метров идут по бокам огромного двухсветного зала. С них устроены входы в отдельные комнаты, а на торцах спускаются две лестницы к обеденному залу на первый этаж.




Лестницы, ведущие на балконы, отделяют от ресторана треть помещения; в этой части, выходящей на море, устроена гостиная; в ней изящная плетеная и мягкая мебель, пианино, эолиан; выход из гостиной на наружный широкий балкон.



Прямо против входа бильярдная, из которой выход на другую, противоположную главному входу, сторону ресторана. Здесь разбита площадка с беседками из вьющихся растений; эта площадка также служит и столовой. К ресторану примыкает трехэтажный флигель, во втором и третьем этажах которого расположены квартиры для ресторанной прислуги, а в нижнем этаже – машины для выделывания искусственного льда и холодильная камера для провизии.



Кухня ресторана помещается в нижнем этаже, но это, так сказать, кухня черная, где разбираются, чистятся и моются припасы и производится вообще подготовительная кухонная работа; чистая же кухня устроена в самой зале и отделяется от последней зеркальными, во всю стену, окнами. Образцовый порядок, богатство сервировки и чистота приятно поражают взор.



Ресторан открыт ежедневно с 7 часов утра до 12 часов ночи. Завтрак отпускается от 11 до 2 часов дня и стоит 75 копеек с персоны; обед – с 5 до 8 часов вечера по 1 руб. 50 коп.; в остальное время по карточке. Желающие столоваться у себя в номерах доплачивают по 25 копеек с прибора. Пансион, отдельно от платы за номера, в 60, 75 и 125 руб. с персоны в месяц.



..........





Среди прочих конторских помещений, имевшихся в "Гагрипше", один из залов в верхнем этаже ресторана, на противоположной от входа стороне, занимал горный клуб. Это было отделение старейшей в России туристской организации - "Крымского горного клуба" (позже стал называться "Крымско-Кавказским горным клубом"). Об открытии подобного общества в Гаграх, еще за несколько лет до постройки Климатической станции, мечтал С.И. Иловайский - Товарищ Председателя Кр.-К. ГК и один из наиболее известных руководителей экскурсионных групп. О полученнии от А.П. Ольденбургского разрешения на открытие клуба Иловайский узнал во время своего трехдневного пребывания в Гаграх. Гагринское отделение клуба начало работу 12 апреля 1903 г. Почетным председателем Кр.-К. ГК был Александр Петрович Ольденбургский; почетными членами являлись: Петр Александрович Ольденбургский, В.К. Ольга Алексанровна и Евгения Максимилиановна Ольденбургская. Однако, по непонятным причинам, Гагринское отделение было ликвидировано 18 сентября 1908 г., уже после смерти Иловайского. Клуб совместно с администрацией гостиницы занимался организацией пеших, вьючных и автомобильных экскурсий по Гагре и окресностям.




Все дороги обозначены на деревьях, скалах и проч. условными знаками, список которых можно получить в конторе Временной гостиницы.








***



Нужно сказать, что и сегодня убранство зала в "Гагрипше" впечатляет изысканностью и своеобразием. А что уж говорить про былые времена, когда, к примеру, даже в комфортабельных гостиницах было принято иметь одну уборную на этаже! Внешний вид и обстановка такого ресторана преподносилась в журналах и рекламных буклетах тех лет, как "удивительная" и "роскошная".




Это здание производит очень симпатичное впечатление своей прихотливой и оригинальной архитектурой; по удобствам, которыми щеголяет гагринский ресторан, он не имеет конкурентов. Главное и неоценимое его достоинство заключается в том, что в нем отсутствует тот трактирный характер, который присущ даже первоклассным столичным ресторанам.



Однако, как и сегодня, в былые времена традиционно спорили о вкусах и предпочтениях. Ужин в "Гагрипше" у разных людей вызывал совершенно противоположные отклики.




Скучно жить в Гагра и вдобавок голодно. Казенный ресторан приготовляет пищу суконного свойства. Прислуги в ресторане не хватает. Пока подадут — не дождешься. А цены, как на французской Ривьере, в Монако или Ницце. Такие ресторанные порядки были, должно быть, в Харбине во врем войны. Если на то пошло, то лучше обедать в нapoдной столовой. Салфетки не дадут — зато хоть перцу навалят больше, чем нужно, фасоли, помидоров, бараньего жира.



***



С самого начала "Гагрипш" был задуман не только, как первокласный ресторан, но и как центральное место проведения всех торжеств на курорте. Начиная с открытия Климатической станции Александр Петрович Ольденбургский регулярно организовывал праздничные мероприятия по различным случаям, будь то Пасха, Рождество или прибытие в Гагры членов царской семьи.




На рождественские праздники 1909 г. я опять отправился в Гагры. На торжественной ёлке, обычно устраиваемой за счёт принца в главной гостинице, я опять имел встречу и разговор с ним, и он опять спрашивал меня о цементе и о ходе работ по постройке дачи. На ёлку приглашались все гагринские дети без всяких исключений и ограничений: дети служащих, рабочих, прислуги, торговок и т.д. На ёлке 1909 г. их было около 400, и все получили подарки.



Кроме того, по замыслу принца, "Гагрипш" должен был стать местным храмом искусства. Помещение ресторана и сцена были приспособлены для того, чтобы быстро переоборудоваться в полноценный театрально-концертный зал на 350 зрителей. На время концертов и спектаклей нижний этаж превращался в партер: устанавливалось 12 рядов кресел и стульев, по 16 в каждом. Кроме того, на открытом балконе помещалось около 200 человек. Билет стоил от 6 до 8 рублей, а на балкон от 25 до 50 копеек.




В противоположной от гостиной части устроена большая сцена; прекрасно исполненные декорации выписаны из Петербурга, от декоратора при Народном доме Воробьева. Образцовое устройство электрического освещения, прекрасные приспособления для сценических эффектов (гром, ветер), просторные и удобные уборные для артистов ставят гагринскую сцену в разряд больших сцен. На сцене ставятся спектакли местными любителями, в которых принимает участие и посетители. Профессиональные артисты заезжают редко, не надеясь на удачные сборы, хотя был пример одной провинциальной труппы в течение трех месяцев, и, сколько можно судить, дела ее все время шли не дурно.






Традиционно, во время обедов и ужинов в ресторане играл симфонический оркестр. Для курортной публики устраивались популярные развлечения: игрались спектакли, концерты, организовывались танцевальные вечера, кинематографические представления, неоднократно показывались цирковые аттракционы и классическая борьба.



С ростом популярности курорта, довоенный пик которой пришелся на 1911 - 1914 годы, "Гагрипш" стал принимать на своей сцене и столичных знаменитостей: мастеров оперы, балета, артистов ведущих театров. Для сцены в 1912 г. были написаны новые декорации.



В 1913 году местная интеллигенция организовала любительский драматический коллектив. Его дебютом стала пьеса знаменитого грузинского поэта Ильи Чавчавадзе «Помещик и крепостной». В декабре 1913 года состоялся концерт с участием артистов русской оперы: Н. Д. Славина, А. В. Шуриновой, Т. Н. Руслановой, Д. И. Месревина, Н. К. Некига, В. И. Гватуа и С. А. Маньинского. В 1914 году давали спектакли оперные артисты Петербургского народного дома, была поставлена опера "Евгений Онегин". Летом 1914 года труппа петербургских актеров поставила пьесу "Три сестры". Тем же летом собирался дать концерт и Шаляпин, но начавшаяся война помешала ему приехать.



В последующие смутные годы гражданской войны, и в тяжелые годы восстановления от разрухи на гагрипшской сцене не прекращалась культурная жизнь.




Несмотря на бурные события в мире, на частые смены властей в Гаграх, на тревожный общий дух времени, жизнь шла своим чередом. Потребность в духовной жизни всегда живёт в человеке. В Гаграх устраивались «самодеятельные» (как теперь выражаются) спектакли, концерты, балетные выступления. С шести лет я уже выступала на самой большой сцене в Гаграх – в ресторане "Гагрипш". Первое моё выступление – чтение стихотворения Некрасова «Мужичок-с-ноготок». Кто ещё выступал – не помню. Лет семи я танцевала «партию» Снежинки в балете.



В 1922 году был вновь организован самодеятельный драматический кружок из представителей абхазской революционной молодежи, который поставил пьесу основателя абхазской драматургии С. Я. Чанба "Махаджиры".




В Гагра в пользу Грузпомгола была поставлена в первый раз пьеса наркома просвещения Абхазии т. Чанба на абхазском языке — «Махаджиры». Пьеса прошла с громадным успехом.






Всё же, то обстоятельство, что театральная сцена располагалась в таком легкомысленном месте, как курортный ресторан, всегда привносило в ее существование дух некоторой неформальности. Известный советский режиссер Геннадий Полока вспоминал о своем студенческом отдыхе в Абхазии.




Зайцами лазали в ресторан "Гагрипшу". Там выступало одесское варьете. За вход нужно было платить. Делать это нам категорически не хотелось. Но пролезть в ресторан, чтобы бесплатно занять столик, можно было только через сцену. Представляете себе картину: сцена, девочки, выстроенные по линейке, в соответствующих костюмах. И люди с огромными пляжными сумками во время танца пробираются между ними. Со стороны это выглядело органично. Будто так и было задумано. Типа такой вот номер...












В 30-е годы ресторан часто закрывали на спецоблуживание. Приезжающие на отдых различные партийные начальники во главе с самим вождем очень полюбили неформальные абхазские застолья. Их организовывал гостеприимный и смекалистый хозяин Нестор Лакоба. Правда, теперь о подробностях таких мероприятий чаще всего приходится судить или по художественным произведениям (об истории необычного выступления Абхазского ансамбля песни и пляски рассказано в новелле Фазиля Искандера "Пиры валтасара", которая, впрочем, вряд ли имеет реальную подоплеку), или по материалам рассекреченных дел судебных процессов, - ведь это были времена, о которых не многие решались писать мемуары.




Председателем Совнаркома Абхазии был некто Лакоба, у него имелась прекрасная дача. Мать его, типичная абхазка, говорила: «Мой сын – абхазский царь!» К этому «царю» во время нашего пребывания приехали в гости члены правительства Украины. Вся компания сильно «веселилась» в ресторане «Гагрипш», и как-то, говорят, подвыпивший абхазец так разошёлся, что стал гоняться за собутыльниками с кинжалом. Была вызвана гагринская милиция. Шум нам был хорошо слышен, и наряд милиции из четырёх человек (кажется, больше в Гаграх и не было) спешным маршем прошёл мимо наших окон в ресторан. Буянов уняли и на машинах развезли по домам.



На другой день утром следы попойки ещё оставались: стол был залит вином и везде валялись окурки. Я позвал «услужающего» и говорю:

– Что это за безобразие?!

– Какое безобразие, – искренне удивился тот, – просто господа гуляли.












***



В советское время, гостиница носила то же название, что и ресторан - "Гагрипш". Номера в ней, в отличие от Дома отдыха им. Сталина и пансионата "Жоэквара", где отдыхали трудящиеся, получала в основном непростая публика. А.Н. Пирожкова, жена Бабеля, вспоминала, что они с мужем, приехав в Гагры в 1933 году, заселились в знаменитый отель, но в разные комнаты. В те дни как раз шли съемки фильма "Весёлые ребята", съемочная группа жила в "Гагрипше", и свободных номеров не было. Позже, в начале войны, Пирожкова, как инженер, была командирована на строительство железнодорожных туннелей, и ей вновь довелось жить в той же гостинице.




Трудно представить себе Гагры с роскошной растительностью, в цвету, совершенно безлюдными... Иногда приходилось ночевать в Гаграх в пустой гостинице "Гагрипш". Пробиралась в номер со свечкой в полнейшей темноте. Заснуть было невозможно, мешали воспоминания о моем приезде в Гагры с Бабелем в 1933 году.



После войны популярность отеля быстро восстановилась. И, порой, чтобы заселиться в номер, нужно было либо числиться в богемных кругах, либо обладать определенными способностями, чтобы договориться с кем надо и доплатить.






[Конец 50-х годов... Я в очередной раз приехал отдыхать в любимую Гагру.]Конец 50-х годов... Я в очередной раз приехал отдыхать в любимую Гагру. Я устроился в знаменитой гостинице "Гагрипш", построенной близким родственником Николая II — принцем Ольденбургским в конце XIX столетия. Попасть туда можно только чудом. Хочу рассказать, как мне это удалось — очень поучительная история, раскрывающая теневую, но весьма важную сторону быта в СССР. Итак, не видя никаких шансов получить пристанище в Гагре, я надумал попытать счастье там, где это более всего сулит успех. Я медленно поднимался по изумительному откосу в тропической зелени, ведущему к главному входу в "Гагрипш", и обратил внимание на сидящего на витой каменной изгороди, недалеко от входа, старца с орлиным носом. Он живым, пронизывающим взглядом осматривал прохожих. Я подошел, о чем-то спросил, узнал, что он грек по национальности. После нескольких минут беседы на ломаном русском языке я завоевал его симпатии. Я прочитал ему на греческом запомнившиеся мне из гимназии, начальные строки "Отче наш". Он мне рассказал, что нужно без очереди "прорваться" к директору Б-ли, держа руку у выреза рубашки так, чтобы видны были лишь два нервных пальца, настойчиво просить комнату, и "тебе будит панималь". Это был пароль на "деловой" разговор.




Я прошел, признаться, довольно нахально мимо длинной очереди у дверей кабинета директора "Гагрипша". О, кто из четверти миллиарда жителей страны социализма не позволил себе хотя бы один раз такое нарушение в вечной битве за существование! Очутившись лицом к лицу со всемогущим Б-ли, я принял позу, подсказанную мне орлиноносым эллином. Уста и сердце Б-ли открылись тут же! Он мне прямо сказал, что старый грек во дворе — его агент, что комната будет мною получена, только за большее количество червонцев (десятирублевок), чем выставленные мною два пальца. Я, конечно, дал ему договоренные червонцы. Обе стороны оказались в выигрыше, а в будущем еще кое-кто из моих друзей не без успеха пользовался игрой пальцев, нервно перебирающих одну из пуговиц одежды...




Вот так я, оказавшись постояльцем "Гагрипша", был вскоре принят в небезынтересном обществе советской артистической и технологической аристократии. Я жил в отдельной комнате — на уровне остальных членов компании, лишь тратя меньше их, ибо мне ли было тягаться с ними по ресурсам? В качестве патрона и кумира был там оперный певец с мировым именем Павел Лисициан с красивой женой Дагмарой и двумя дочерями. Были еще главный инженер крупнейшего московского завода с "военным уклоном", привлекательная дама, врач из Свердловска В-я, золовка инженера К-ва, прима-балерун Тбилисской оперы Вахтанг Чабукиани со своим "возлюбленным", не то Шурой, не то Сашей. Позже примкнули к нам национальный художник Армении, репатриант из США, кажется, Сарьян и несколько других "тузов" из разных городов...



***



Если сравнивать старые фото "Гагрипша" с современными, то можно заметить несколько существенных отличий. Сегодня, знакомый многим, открыточный образ ресторана трудно представить без каскадной лестницы в обрамлении высоких слоновых пальм. Но эта лестница была устроена только в середине тридцатых годов (судя по датам на снимках выше - между 1935 и 1938 г.г.), а изначально вверх от шоссе шли только два пролета.






.....



Вместо теперешней широкой лестницы, ведущей прямиком к фронтальному входу в ресторан, изначально по пологому склону разбегались дугообразные дорожки с каменными ступеньками, одна из которых приводила ко входу, который располагался со стороны гостиницы.
















Склон от шоссе до подъездной площадки занимал молодой сад с цветниками и экзотической растительностью: агавами, араукариями, цикасами, апельсиновыми деревьями и другими представителями тропической флоры.


































На противоположных концах сада располагались два декоративных сооружения: железобетонный навес в форме зонта, оставшийся от сельскохозяйственной выставки 1903 года - с восточной стороны и каменный аквариум - с западной. Обе эти постройки сохранились до сих пор.



























Аквариум огибала широкая петля сквозной подъездной дороги, поднимающейся от шоссе к площадке перед гостиницей. В настоящее время эта дорога заканчивается тупиком в густых зарослях, не доходя до площадки метров двадцати. Зато такой же виток с другой стороны, в районе железобетонного зонта, по-прежнему служит для подъезда транспорта к ресторану.



Подъездная дорога и площадка перед гостиницей в разные годы






Фото с сайта РИА Новости, 1969 г. Автор А. Лобов



Ответвление от шоссе левой петли подъездной дороги



На старых снимках позади основного помещения ресторана можно видеть некую конструкцию, которую венчали две деревянные беседки с перголами. На одном из фото беседки украшены буквами А.О. и Е.М. Вероятнее всего это означает "Александр Ольденбургский и Евгения Максимилиановна" и фото сделано в 1908 году, в год их рубиновой свадьбы.










В 40-х и 50-х годах надстройка с беседками встречается уже в усеченном состоянии - только с одной перголой.





Фото с сайта pastvu.com 1940 г.



Фото 1946 г.



Фото 1947 г.



Фото 1951 г.





Такое фото с наиболее поздней датировкой из числа виденных мною - это открытка, выпущенная в 1957 году. Однако, сам cнимок был выполнен раньше, потому что на другом фото, сделанном в 1956 году, второй беседки уже нет. Её демонтаж, как, видимо, и самой надстройки, произошел в период между 1953 и 1956 г.г.







Сейчас на этом месте, позади ресторана, устроен искусственный водопад с подсветкой. Но граница бывшей стыковки на фасаде вполне различима.















Есть один редкий вид, где в кадр вошли и, уже построенная, новая лестница, и обе, ещё сохранившиеся, беседки над крышей ресторана. Снимок выполнен между 1935 и 1940 г.г.






Про трёхэтажный флигель, расположенный справа от ресторана, уже упоминалось. На двух верхних этажах там располагались комнаты для прислуги, а внизу - черновая кухня и холодильник. По некоторым сведениям, требующим уточнения, эта пристройка также была известна как отдельная гостиница на несколько номеров, которую называли "Запасная" (возможно, это название носила как раз исчезнувшая надстройка позади ресторана). За прошедшие десятилетия этот флигель так же подвергся переделке: сейчас от трёх этажей остались только рабочие помещения первого этажа.






Бывшая же "Временная" гостиница и вовсе не сохранилась. Ещё будучи в рабочем состоянии, здание регулярно получало повреждения после сильных ливней. Возможно, в конце концов, это и сыграло решающую роль в его закрытии.




Нас, школьников, посылали на уборку гостиницы и прилегающей к ней территории после сильного ливня. Тогда вода с камнями зашла в номера и здорово нашкодила. Помню, мы оттуда вытаскивали камни и не маленькие. С Комсомольской улицы всегда к этой гостинице после ливней реки текли.



Я помню, что был очень сильный ливень, моя мама как раз в ту ночь работала и рассказывала, как страшно было, когда потоки дождя вперемежку с камнями хлынули на гостиницу. Тогда некоторые номера сильно пострадали, их закрыли, но гостиница "выстояла". Но это летом было. Если нас и посылали на расчистку камней, то это должно было быть в другой раз - этого я не помню. В тот раз, о котором я говорю, Жоэквара тоже очень сильно поднялась, мы собирались уходить на гору, но все обошлось.



Гостиница просуществовала до середины 80-х годов. Последние лет десять здание не использовалось в его первоначальном предназначении, потому что в Новой Гагре открылась большая гостиница "Абхазия". Старые, уже порядком обветшалые помещения, были закрыты для общего пользования, но на протяжении нескольких лет некоторые комнаты ещё предоставлялись для проживания членов семей сотрудников милиции и пожарной охраны. По воспоминаниям режиссера Карена Шахназарова, к 1985 году, когда проходили съемки фильма "Зимний вечер в Гаграх", часть из которых проводилось в "Гагрипше", здание уже полностью было расселено для проведения реставрации.






Позже вся задняя часть была разобрана, нетронутым оставался лишь исторический фасад. В таком состоянии бывшая гостиница встретила грузино-абхазскую войну. Потом исчез и фасад - дрова и строительный материал в те годы пользовались повышенным спросом...




Элемент черепичного покрытия, использующегося на пристройке "Гагрипша".



Элемент черепичного покрытия Тюильри дю Миди Бер-Марсель.
По утверждению автора сайта, с которого взят оригинал данного изображения, именно это элемент, находился непосредственно на крыше "Гагрипша".




Место, где стояла гостиница



Лестница, ведущая на верхнюю дорогу с левого торца бывшего здания гостиницы



Лестница, вид снизу вверх



Верхняя дорога.
Справа, на переднем плане - лестница, спускающаяся к первому этажу гостиницы.
На дальнем плане - торцевое крыло третьего этажа гостиницы, где располагалась почтово-телеграфная контора



***



Несмотря на широкую популярность ресторана "Гагрипш" и бывшей гостиницы "Гагрипш", мне, к сожалению, нигде не попадалось сколько-нибудь целостного рассказа об их истории существования. Сведения, изложенные здесь - это, конечно, также лишь малая часть их "биографии". Воспринимать данную главу я предлагаю не в качестве стройного рассказа, а только как сборник фактического материала, известного мне, и рассуждений по этому поводу. Это попытка выйти за рамки стандартного набора известных штампов, просто завести разговор на тему, о которой можно спорить, дополнять её или просто предаваться воспоминаниям. Уверен, что каждого, кто осилил этот длинный текст до конца, мотивировала к этому некая личная история, связанная с "Гагрипшем". Поэтому буду признателен, если найдутся такие читатели, чей интерес к сегодняшнему разговору сподвигнет их поделиться своими свидетельствами и рассуждениями на тему прошлого двух "Гагрипшей", двух гагрских легенд - живой и исчезнувшей.







При написании использованы источники и материалы с сайтов:



1. Анатолий Клюев. На сцене "Гагрипша". - Газета "Республика Абхазия", № 120, октябрь 2012 г.

2. Анатолий Клюев. Новый отсчет времени. - Газета "Республика Абхазия", № 2, январь 2013 г.

3. Библиотека Александра Белоусенко. Цви Кэрэм. Евреи, неевреи и т.д. - Тель-Авив: ЯКОВ ПРЕСС, 1987. OCR и вычитка Давида Титиевского

4. Вейденбаум В. Г. Гагры: (Из путевых набросков). - Исторический вестник № 135, март 1914

5. В. Левицкий. Прерванный дневник. Сайт Воспоминания

6. Гагры. Климатическая станция. - Товарищество Р. Голикс и А. Вильборг, С.- Петербург, 1905

7. Гагры. Климатическая станция на черноморском побережье. - Типография А.С. Суворина, С.- Петербург, 1905

8. Г. Москвич. Иллюстрированный практический путеводитель по Кавказу: с прил. 14 карт, 11 планов, 2 чертежей, 44 иллюстраций, расписания рейсов пароходов Рус. общества пароходства и торговли ; Росс. о-ва и пароходства и торговли и проч." - СПб.: Издательство путеводителей Гр. Москвича, 1913

9. Зеленин А.В. Гагры: Новейший климатический курорт. - СПб., 1902

10. Зёрнов В.Д. Записки русского интеллигента. — М.: ИНДРИК, 2005

11. Иловайский С.И. Три дня в Гаграх, или странички из «Тысячи и одной ночи». «Записки Крымского горного клуба». - 1902, № 6

12. Н. Андреев. Иллюстрированный путеводитель по Кавказу. - М., 1912

13. Наталья Гриднева. Специальный репортаж: Геннадий Полока. - Газета "Коммерсант", № 63, апрель 1998 г.

14. Оксана Алексеева. Специальный репортаж: Карен Шахназаров. - Газета "Коммерсант", № 63, апрель 1998 г.

15. Орлов-Кретчмер А.С. Образы Абхазии: XIX - первая треть XX века. В 3-х томах. - М. Викмо-М, 2014

16. Пачулия В.П. Гагра. - Сухуми, 1971

17. Петр Павленко. Очерк "Гагры". - Газета "Заря Востока" 1924 год

18. Тан В.Г. Соч., т. IX (очерки). На солнечном берегу. - Спб., 1909



С благодарностью нынешним и бывшим жителям г. Гагры: Римме Русаневич, Любови Чаловой и Людмиле Макаровой, поделившимися своими воспоминаниями.








>> Ас-Ду 1911. Гагринское сидение


<< На главную


Tags: Гагра, наше наследие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments