немного обо всем

Previous Entry Share Next Entry
Гагра: по дороге, "вымощенной жёлтым кирпичом", к принцевскому водоводу. 2010 год.
там вдали
batal
Оригинал взят у spupper в Как я провел этим летом. 2010 год.

11. По дороге, "вымощенной жёлтым кирпичём"


Один из выходных был посвящен родному Жоэкварскому ущелью. На форуме проекта "Гагра: прошлое и настоящее" обсуждался маршрут по старому принцевскому водоводу. Но мы полностью доверяли нашему проводнику. Это человек, который с закрытыми глазами может определить любое место на протяжении двух дней пути вглубь ущелья – наш гагрский глава семейства, наш папа.

Здесь нужно сказать, что он, как человек высоко порядочный, с детства росший на уважении к местной природе, не просто по нескольку недель в году проводит в горах, но и заботливо, по-хозяйски относится ко всему, что дает человеку этот уникальный край. Он не является выразителем абхазских обычаев и уклада жизни. Но он гордится Кавказом и досконально знает все, что касается его малой Родины, старой Гагры. С ущельем у него какая-то своя таинственная связь на уровне подсознания. И у него есть «свои» названия некоторых мест.

Поначалу он настороженно отнесся к моему предложению сходить вглубь ущелья, куда редко заходят туристы. Не любит он, когда так глубоко лезут в еще заповедные места.

В 7 утра мы были доставлены до максимально удаленной точки, куда может проехать легковушка – чуть подальше места конных прогулок. И пошли.


Если, кто читал "Волшебник Изумрудного города", то, оказавшись на этой тропинке, может с легкостью вообразить себя на месте Элли, Тотошки, Страшилы и Железного дровосека, отправившихся в Волшебную страну по дороге, вымощенной желтым кирпичем.
Конечной целью являлся «верхний» водопад, а, как промежуточная цель, – водозабор принцевского водовода (папа наш это место называет «решетка», а дорогу по водоводу – «труба»).














Весь путь, если бы он был прямым, составляет около 9-ти километров. Но по тропе идти около 3-х часов до решетки и еще час по речке, до водопада. Можно было подняться к водоводу сразу за замком, но там лес и не так живописно.































Недалеко, в получасе ходьбы, есть интересное место. До сюда как раз возят на лошадях. В этом месте я потерял широкоугольную насадку для фотоаппарата, так толком ей и не попользовавшись. Причем не просто потерял, а она романтично сорвалась с полутора витков резьбы в тот момент, когда я подошел к краю обрыва и загремела вниз по камням, а потом где-то далеко внизу шлепнулась в воду. На фото обрыв не выглядит опасным. Но его высота около 5 этажей. Я потом подумал, что пропорции были бы нагляднее, если бы внизу человек стоял.







У каждого здесь свои эмоции.











После прохода осыпи («сыпучки»), предстоял подъем на гору.














Честно говоря, когда я слышал, что «пойдем по трубе», мне представлялось, что просто есть тропа вдоль некой узкой трубы. Однако, когда мы поднялись на тропу и сразу уперлись в открытый колодец, стало понятно, что труба достаточно толстая: бетонная и армированная. Поверх нее сделана насыпь, которая и является тропой. Люк напомнил еще одну историю в стиле фэнтази - сериал "Остаться в живых".










На самом деле, по утверждению нашего проводника, по этой «тропе», в свое время принц передвигался на колеснице, запряженной волами. Но сейчас тропа, за исключением нескольких мест, достаточно узкая – заросшая и осыпавшаяся. А в некоторых местах приходилось просто, держась за кусты, проходить над обрывом.











Сам водовод, хоть и был создан около 100 лет назад, в основном сохраняет свою работоспособность. Он питал все водоемы парка и систему водоснабжения замка чистой проточной водой. Сток из фонтанов шел, и сейчас идет, в море. Однако некоторые участки трубы разрушены из-за размытия насыпи горными селями. И часть воды обрушивается водопадом вниз, минуя трубу. В некоторых местах труба цела, но через открытый колодец засыпана оползнями.



















И, когда в середине пути, я увидел, прислоненный к скале лом, я не сразу сообразил, для чего в таком месте стоит этот инструмент.
















Меня всегда поражает, как в те времена создавались такие грандиозные проекты в столь труднодоступных местах. Ведь и сейчас, с наличием техники и технологий, мне представляется достаточно тяжело и опасно вести такие работы. Трубы отливались и армировались на месте. Цемент и металлические прутья возили на повозках. Скорее всего, работали каторжники, потому что платить за такой тяжелый труд у нас не привыкли, ведь на это есть бесплатная рабочая сила. Известно, что все грандиозные стройки в советское время проводились бесплатно – либо на энтузиазме, либо под конвоем. Этим, кстати, отчасти можно объяснить не восстановление инфраструктуры: теперь никто не хочет работать на энтузиазме, а платить за такую работу дорого.

В советское время существовала специальная бригада рабочих для поддержания водовода в рабочем состоянии. Регулярно они обходили его и чистили. Водовод работал естественным образом, без всяких насосов, без энергозатрат. Давление создавалось только за счет перепада высот. Привести в рабочее состояние систему сейчас уже скорее всего невозможно.




Мы подошли к нашей промежуточной цели неожиданно. Издалека открылся вид на водопад, который и является местом водозабора.





Кстати отсюда в водопаде заметна проплешина, которую, как мы вскоре увидели, образовывали коряги и прочий мусор, принесенные рекой.



























В этом месте, судя по старым фотографиям, при принце были оборудованы несколько домиков для обслуживания коммуникаций.

И еще остатки одного мы видели, идя по тропе.













.....





Место самого водопада оказалось очень удобно проходимым. И мы увидели, почему тяжело дышать Жоэкваре.











До похода мне непонятно было, почему место, куда мы идем, папа называет «решеткой». Все стало ясно, когда я увидел принцип его работы.

Вот она, решетка водозабора. Крупные продольные балки усиливают мощность прохождения воды для самоочистки водопада. А частая сетка пропускает в сток струи льющейся воды, которая затем поступает по трубе в водовод на склон горы.



















Но мы смотрели туда, откуда река несет все эти коряги.











Дальше предстоял более экстремальный маршрут. Здесь ущелье резко сужается, идти можно только по реке.







Течение более сильное, камни скользкие. Валуны в некоторых местах преграждают даже брод.











Начал накрапывать дождь, когда мы дошли до этого глубокого места.







Необходимо было раздеваться и переправляться вплавь или идти по скользким выступам скалы над этим котлом, держась за траву.







Немного помявшись мы решили переправиться по скале. Однако, пройдя над обрывом, дальше мы увидели высокие гладкие валуны, перегородившие русло, на которые нужно было как-то взобраться под уже проливным дождем. Мы решили повернуть назад, не дойдя до верхнего водопада около 300 метров. Переждали ливень под нависшим гротом, сохранив сухими только макушки. И проделали опасный путь над котлом в обратную сторону.







Кстати, каким бедствием может обернуться такой ливень в этих местах, я читал как-то в одном, возможно правдивом, рассказе очевидца.


По пути назад на скользких камнях, под воздействием усталости и уныния от не пройденного до конца маршрута, почти все получили царапины, ушибы и повышение адреналина. Удивительно, приближение к родной уже решетке ознаменовалось ярким и жарким солнцем, которое еще помучило нас на обратном пути. Тем более, что перекусив, мы несколько разморились.











Прощальный взгляд на водопад. Проплешены уже нет.







Спускаться труднее, чем подниматься, тем более после ливня - по скользким, сыпучим тропинкам.











Но скоро мы помоемся, переоденемся, и сядем на диване чаевничать: видно уже море и опору ЛЭП над нашим домом.







Последние сюрреалистические картинки Изумрудной страны…











…и мы смотрим с балкона туда вдаль, где мы провели весь день.






>> 12. "Москва" в Абхазии.


<< На главную



?

Log in

No account? Create an account