немного обо всем

Previous Entry Share Next Entry
Гагра, Мюссера: имѣнiе С. Г. ЛIАНОЗОВА…, храм Амбара и … 2011 год.
там вдали
batal
Оригинал взят у spupper в Как я провёл этим летом. 2011 год.

12. Где прячется Абхазская Швейцария?









Однажды нам случилось поехать в гости к знакомым, которые уже не первый год отдыхают в Мюссере.



Написал "случилось поехать" и тут же подумал, что случаем это не назовёшь. Потому что, ещё будучи дома, мы договорились, что увидимся в Абхазии. А посему, в планы на поездку было внесено несколько мест в тамошней округе, интерес к которым уже давно подталкивал к такой поездке.









Итак, полчаса по утренней трассе от Гагры, поворот по указателю МЫСРА и на том конце серпантина, петляющего по мюссерским джунглям, нас встречает пасмурное побережье и абсолютно сухой микроклимат Четвёртого ущелья.



Конечно, огромный пансионат, госдачи, и коровы - всё на месте. Всё точно такое, какое я себе и представлял по интернет-отчётам.



1.



2.



3.



4.




Пара охранников псевдосекретного вида проводят разъяснительные беседы с желающими посетить территорию дачи Сталина о возможных вариантах и размере цены посещения.


5.



6.



7.



С балкона одного из верхних этажей пляжная инфраструктура санаторного комплекса выглядит по-игрушечному забавно.



8.



9.



С противоположной стороны - панорама широкой низменности, тянущейся от Бзыбского хребта вдоль устья реки Мысра. Эта холмистая равнина образует знаменитый биосферный заповедник.


10.



Если пройти несколько сот метров по дорожке, идущей параллельно береговой линии позади пансионата, прямо над дорожкой по левой стороне, неожиданно встретятся необычные руины с колоннами в римском стиле. Прежде, именно их я пару раз видел в интернет-отчётах. Но данные о происхождении этих руин в сети очень скудны. В лучшем случае там сообщалось, что это - останки дореволюционного дворца то ли какого-то доктора, то ли какого-то российского мецената.



11.



Спустя несколько месяцев, уже вернувшись домой, я всё же разыскал некоторые сведения о том, что же за величественная усадьба располагалась здесь 100 лет назад.



Особняком стоит очень душевный художественный рассказ Марии Савченко "Продающий надежды"





Кроме того, в путеводителе 1913 года издания (автор - К.Д. Мачавариани) можно прочитать такие свидетельства из прошлого:




Въ 5-ти верстахъ отъ колонiи Бела, въ лучшей местности Абхазской Швейцарiи, на протяженiи около 2-хъ верстъ по морскому берегу — расположено на постепенно возвышающихся отрогахъ, обширное именiе,"Мюссера"—А. Г. Лiанозова. Средину именiя прорезываетъ горная река Мюссере, образуя широкую долину съ красивыми видами на Калдахварское ущелье и снеговой хребетъ.



Все обширное именiе ризбито на участки, къ каждому изъ которыхъ подходить дорога уклономъ 5—6%, шириной окола 5 аршинъ. Имеется моторная лодка, поддерживающая сообщенiё съ Гудаутомъ не менеё 3-хъ разъ въ неделю. Кроме того проложена дорога къ Сухумскому шоссе, по которому ходятъ автомобили и дилижансы.



Этотъ молодой курортъ, приносящiй большую пользу слабогруднымъ и астматикамъ, имеетъ несомненную будущность. Надо отметить, что именiе составляетъ лесъ—грабъ, дубъ, каштанъ, рододендронъ, aзaлiя, туя, земляничное дерево, сосна и пр., а остальная часть долина. Живописная местность среди леса, фруктовыхъ садовъ, виноградниковъ, вблизи моря, прекрасный климатъ дейстйительно могутъ привлечь къ себе не только больныхъ, но и всехъ поклонниковъ прекрасной природы.



А что удивительно, это то, что въ Мюссере водонепроницаемая почва, какой почти не встречается на всемъ побережье, благодаря чему нетъ застойныхъ водъ; почти нетъ испарений, тумановъ и сырости. Здесь зимуютъ на воздухе апельсины, лимоны, мандарины, финиковыя, кокосовыя, саговыя и другiя пальмы, чайные кусты и бананы. Вода родниковая и речная — чудная въ изобилiи, Участки въ именiи продаются очень дешево, отъ 25 коп. ва кв. саж.



Мюссера имеетъ пансионъ и гостинницу доктора И. Н. Коварскаго. Номера отъ 1 р., а полный пансюнъ (безъ помещенiя) 1 р. 50 кон. въ сутки. Въ Мюссере имеется читальня. Лучшее время здесь мартъ—май и сентябрь—ноябрь.
Моторная лодка Лiанозова заходить и въ колонiю Белу.




12.









В другом материале уже современного автора Андрея Артамонова, посвящённом строительству мюссерской госдачи, рассказывается о Степане Георгиевиче Лианозове и приводятся уникальные факты о судьбе принадлежащей когда-то ему усадьбы.








Степан Георгиевич Лианозов (арм. Ստեպան Գևորգի Լիանոսյան — Степан Геворгович Лианосян) родился 9 августа 1873 года в Москве. По национальности армянин. Степан Лианозов являлся сыном крупнейшего нефте- и рыбопромышленника Российской империи Георгия Лианозова (1835-1907 г). После окончания гимназии в 1894 году поступил на естественный факультет Московского университета. В 1898 году закончил юридический факультет названного университета. Два года работал помощником присяжного поверенного округа Московской судебной палаты. В 1901 году переехал в г. Баку, где занялся нефтяным бизнесом. Директор-распорядитель и член правления свыше 20 нефтепромышленных и др. компаний.



После октябрьского переворота 1917 года С. Г. Лианозов перебрался в Финляндию, где стал одним из организаторов антибольшевистского движения. Скончался в 1949 году, похоронен на кладбище в Пасси (Cimetriere de Passy) в предместье Парижа.



В 1907 году, после смерти отца, С.Г. Лианозов посетив крупное селение Мгудзырхуа (с 1886 года в него входило 8 поселений, в том числе Мысра) и, встретившись там с влиятельными абхазскими князьями, решил с их одобрения начать строительство дачного поселка для отдыха членов своей семьи и в перспективе проживания обеспеченных курортников из Москвы и Петербурга.



Также Лианозов купил большое количество земельных участков рядом с Мюссерой, под будущее строительство проектируемого им курортного поселка с развитой инфраструктурой: электростанцией, магазинами, почтой и современного причала с водным транспортом для сообщения с Гагрой и Гудаутой.



После почти полугодовой подготовки к строительству дачного посёлка, осуществленной в виде расширения и выравнивания грунтовой дороги от уездного города Гудоута до местечка Мысра, укрепления опор моста через реку Мчишта и постройки деревянного пирса (из пихты, дуба и бука), Лианозов, с 1908 года начал закладку фундамента будущего имения и гостиницы для потенциальных курортников.



К 1910 году гостиница и имение были построены. Решен был и транспортный вопрос по сообщению с «Большой землёй», но, правда, своеобразно. Между Гудоутами и Мюссерой трижды в неделю стал ходить мотобот. После 1912 года Лианозов стал строить вторую гостиницу под названием «Вилла Роза», но и ее здание до сей поры не сохранилось.



К глубокому сожалению, в наше время не сохранились фотографии и рисунки этого имения С.Г. Лианозова в первоначальном виде, однако даже развалины из итальянского мрамора внушают уважение к данному архитектурному проекту и построенному зданию.



Примечательно, что опытный бизнесмен Лианозов, весьма очарованный этим местом и микроклиматом (Мысра хорошо защишена от холодных ветров грядой Мюссерского горного кряжа), решил основную часть строительных материалов привозить в Мысру-Мюссеру морем, а не грунтовой дорогой из Гудоуты. Строители, работающие у Лианозова, принимали множество крупногабаритных грузов на собственном причале, построенном напротив места, где сегодня располагается пансионата им. Н. Лакобы. Хочу обратить внимание читателей, что п. Мюссера входит в Пицундско-Мюссерский биосферный заповедник, площадь которого составляет 3,761 тыс.га. Создан этот заповедник был в 1885 году. До наших времен сохранился рекламный текст в газете «Санкт-Петербурсгские ведомости» за 1912 год, посвященный курортному проекту Степана Лианозова:




ЧЁРНОЕ МОРЕ. МЮССЕРА,
вновь устраиваемый курортъ между Гаграми и Гудаутами,
имѣнiе С. Г. ЛIАНОЗОВА…
Имѣется гостиница; полный пансiонъ
отъ 2 р. 50 к. въ сутки.



В 1917 году, после эмиграции С.Г. Лианозова в Финляндию, его роскошное имение долго стояло никому не нужным и практически неразграбленным (если не считать мебель из палисандра и люстры из богемского хрусталя), по причине того, что местному абхазскому населению весьма трудно было на арбах тащить «добычу» в дальние сёла по разбитой каменистой дороге. От пирса, построенного почти четверть века назад остались только дубовые сваи, вбитые в дно глубокой бухты.



В начале сентября 1930 года, И.В. Сталин прибыл в Дом отдыха ЦИК «Синоп», находящийся в г. Сухуми СРР Абхазии на кратковременный отдых.



После долгого разговора о политике и ситуации в ССР Абхазии, связанной с проводимой коллективизацией, тема бурных диалогов плавно сместилась к проведению будущего отдыха членов Политбюро, сотрудников ЦИК и СНК. Нестор Лакоба, к удивлению Сталина и Орджоникидзе предложил на следующий день съездить на автомобиле и посмотреть бывшее имение нефтепромышленника С. Г. Лианозова в селении Мюссера Гудаутского района, на предмет переустройства этого здания под отдых членов Политбюро ЦК ВКП (б) и лично И.В. Сталина.



Утром следующего дня кортеж из трёх машин ехал на медленной скорости от Сухуми до Мысры через Гудауту. В то время узкое ответвление на Мюссеру от Черноморского шоссе, которое было построено в период с 1887 до 1910 года, было пригодно только для проезда на гужевом транспорте (этот путь к побережью был восстановлен только в 1946-1950 г. )



К моменту приезда в имение Сталина, Лакобы, а также их соратников по партии, имение Лианозова сильно заросло ежевикой и лианами, зияло выбитыми проемами окон без стекол, и производило на любого человека весьма жуткое впечатление.



13.





Дорога подходила прямо к парадному входу в усадьбу, включающему в себя высокую лестницу со ступенями, облицованными мраморной плиткой. Выйдя из машины, И.В. Сталин долго молча смотрел на объект отдыха, предложенный ему Нестором Лакобой. Потом, взайдя по лестнице и осмотрев внутри бывшее имение нефтепромышленника, Сталин вынес свой вердикт, совершенно потрясший всех находящихся рядом с ними:


- Мы построим… здесь… дом отдыха… рядом, ближе к речке, а для фундамента используем этот никому не нужный дворец…



История умалчивает, медленно ли ломали архитектурное чудо С.Г. Лианозова, сотворенное из мрамора или сначала взорвали, а потом эти осколки и строительный мусор возили на тачках к будущей стройке – всё покрыто мраком неизвестности. Тем не менее, факт остаётся фактом – Дом ЦИК «Мюссера» был построен на фундаменте из бывшего имения Степана Лианозова, а потомкам остались лишь в качестве немого укора мраморные колоны, обвитые лианами и ежевикой…



14.








***




День давно уже был в разгаре и, впечатлившись атмосферой этих развалин, мы отправились дальше, к ещё гораздо более древнему артефакту - руинам Мюссерского храма.



15.



Пустынная узкая дорога в сторону Гудауты петляет в таких же обильных по обеим сторонам зарослях, что и та дорога, по которой мы добирались со стороны Гагры. Она взбирается серпантином на холм, где, судя по карте, должен быть посёлок с несколькими многоэтажными домами, который был построен в своё время для проживания обслуживающего персонала СКК "Мюссера". Посёлок выныривает внезапно.



16.



Он расположен очень компактно, немного вверх от дороги. Часть окон в домах застеклены, но основная масса чернеет пустотой. Посередине посёлка - автобусная остановка, сохранившаяся с благополучных времён. Машин нет, людей нет. Только вездесущие коровы встретились на дороге, по традиции исключив любую возможность свободного проезда.



17.



18.



Дорога идёт дальше, по Мюссерским холмам, пересекает речки и ущелья. Теперь местность более открытая и временами даже видно море. Ямы, зигзаги серпантина и сочная красота почти дикого пейзажа заставляют ехать не быстро. Постоянное петляние затуманивает ощущения того, на сколько мы глубоко продвинулись в сторону Гудауты. Чуть не пропускаем довольно крутой спуск с дороги, ведущий к поляне с древним храмом. Спускаемся вниз аккуратно, чтобы не задеть днищем перегиб каменистой дорожки.



Древняя базилика стоит в широком ущелье, в устье реки Амбара, посередине поляны, на зелёном, травяном ковре, ровно подстриженном коровками.



19.



20.



21.




22.



23.


Фото 1964 года. Оригинал - на сайте akg images.



Минуя руины храма, дорожка, укрытая тенистой аллеей, тянется ещё метров сто, поворачивает вдоль моря и упирается в одинокое старое дерево. Повсюду из земли торчат сотни каменных столбиков. Место сколь живописное, столь и необычное по ощущениям. Здесь красиво, пустынно и тревожно.



24.




25.



26.



27.




28.



29.



30.



31.



32.



Я слышал несколько версий о том, откуда здесь появились эти столбики, вплоть до фантастических, родившихся, наверное, под влиянием необычного чувства, которое окутывает попадающего на эту поляну.



А ведь всего два десятилетия назад это место было вполне обжитое и даже шумное от множества звучащих детских голосов, пионерских линеек, музыки дискотек и дружных речёвок. Об этом сообщил один старик, встретившийся нам на берегу и когда-то живший здесь неподалёку. Теперь он живёт где-то на Ставрополье и, так же как мы, приехал сюда в качестве туриста со своими родственниками.



Отыскались и некоторые подробности про этот лагерь, собранные из ностальгических воспоминаний тех, кому довелось отдыхать здесь в конце восьмидесятых:





Цитата:


OlegK



В лагерь попал совершенно случайно. Родители отдыхали в санатории им. Лакобы, а поскольку детей до 16 лет там не принимали, нас с сестрой, по всей видимости при непосредственном участии руководства санатория, пристроили в этот лагерь, меня в качестве помощника пионервожатого.



На территории лагеря располагалась столовая, здание администрации и деревянные одноэтажные домики, если смотреть на море, то с левой стороны, правую сторону занимала площадка, на которой проходили все построения и спортивные мероприятия.


Если мне память не изменяет, лагерь принадлежал какой-то Кутаисской строительной организации. Впервые в жизни почувствовал себя чужаком, поскольку даже утренние линейки проходили на грузинском языке. Вроде межнациональных конфликтов не было, да и что-там со мной одним было конфликтовать.



Дней через 7 после моего приезда в лагерь прибыл отряд комсомольцев из Гудауты. Замечательные ребята и девушки. Кстати, одного из них нашел в "одноклассниках", выпускник 1986 года 2-ой школы г.Гудаута



Название лагеря не помню. Девиз пионерской дружины кажется был "Пусть всегда будет солнце", но только на грузинском языке. Отрядов кажется было 4-5.


Домики для проживания были деревянные на столбчатых фундаментах, состоящие из двух комнат. Два дома - один отряд, соответственно для мальчиков и девочек.
Вот только храма не помню, скорее всего он находился за территорией лагеря, хотя по картам видно, что совсем рядом.


***




Цитата:


DMG020



Какой маленький пляж..., в то время он мне казался большим.


А храм, мы его называли крепостью, здорово зарос деревьями, второго этажа совсем не видно...



Пионерский лагерь им. Шота Руставели, если не ошибаюсь. Три лета (80, 81, 84) ездил в этот лагерь из Москвы. Долго искал в нете упоминания о нем, вот только сейчас нашел. По поводу утренних и вечерних линеек согласен - все на грузинском языке. Приятные чувства легкой ностальгии по ушедшему детству испытал, глядя на фотографии.



Отрядов, кажется было 6 или 8, точно не помню. Из Москвы ездили от Министерства легкой промышленности (легенькой такой промышленности). Точно помню, что четные отряды были русские или русско-грузинские, а нечетные полностью грузинские. Русские ребята приезжали из Москвы на вторую и третью смены. Других вариантов не было. В общей сложности получалось 50 дней (июль, август). Многовато летнего отдыха для детей. Помню, с третей смены все начинали считать дни до возвращения домой. Зато, как сладок был день возвращения домой, встреча родителей в аэропорту Домодедово, новые подарки, новая школьная форма, встреча с одноклассниками. Пожалуй это были самые счастливые моменты в жизни. Это счастливое советское детство...


Из Грузии можно было приехать на любую смену на выбор. Конфликтов не было.
Территория лагеря была большая: справа и слева от дорожки - все это лагерь, думаю должна была сохраниться столовая, она в отличии от домиков была из камня.



Рядом с храмом была киноплощадка (открытая конечно), раз в неделю кино показывали...


Гляжу на эти фотографии, и как будто в детство вернулся, так отчетливо вспомнил себя восьмилетним мальчиком...



Остались фотографии коллективные, в составе отряда…




33.



34.



Вожатых было двое: мужчина и женщина - учителя из тбилисской школы. Как женщину звать не помню, а вожатого звали Мевлюд. На фото он в первом ряду в очках со свистком на шее. Я в первом ряду третий справа.


***




Цитата:


9host



Был раза три. В каком году не помню. В последний раз в 6 отряде. Он находился в середине лагеря на возвышенности.



Эту церковь называли бывшей дачей Сталина, как я помню...



…Насколько я помню там никаких икон и крестов не было вообще, никто даже об этом и не упоминал. Там есть подземный ход к морю, вернее так все говорили, а от берега в метрах 10-30 можно наткнуться на возвышенность, если на него встать, то вода будет по колено. Это типа и есть замурованный колодец - подземный выход из таинственного замка.



…Пугали нас, проживающими в нем скорпионами, да и не пускали туда вожатые. Пару раз днем заходили, но ничего такого: обычное каменное небольшое сооружение, покрытое растительностью. Да и особого интереса к нему не было, в основном футбол волейбол море ночные похождения к девчонкам с зубными пастами анекдоты по вечерам и т.д.



А справа от нее (церкви) был летний (так называемый) кинотеатр. Помню приехало кино и мы смотрели Синдбада-морехода... В лагере еще была футбольная площадка, а ближе к морю волейбольная. Еще там увлекались сланцами, делали на память фигурки и для глянца натирали сланцы травой... Через google earth, еле нашел этот лагерь (напомните, как он назывался?). К сожалению, по нему как цунами прошло, если бы не это старое каменное строение не нашел бы. Лагерь узнал по этим фоткам. Место где пеньки от катеджей не припоминаю, наверно там был 1-ой и 2-ой отряды, они были ближе к морю. Нечетные - это были грузиноязычные, а четные - русскоязычные отряды. К нам часто заходил местный друган, его дом был напротив центрального входа пионерского лагеря.


35.




36.



37.


Фото №№ 35-37 с сайта Алексея Кузнецова



***



На обратном пути в Гагру, уже почти миновав серпантин, мы остановились на небольшом, свободном от растительности участке, рядом с дорогой. Перед нами, со всех сторон открывались неописуемой красоты виды: впереди, окутанная сединой низкой облачности, темнела длинная гряда Гагрского хребта. Сбоку сквозь облака струились в вечерней истоме лучи невысокого солнца. Внизу, под нами, в клубящейся дымке, тянулась широкая плодородная долина, на другом конце которой виднелась готовящаяся к своему очередному курортному вечеру Гагра. А далеко позади, за холмами, утопающими в зелени, на берегу моря - силуэт высотки Мюссерского пансионата, кажущийся отсюда совсем маленьким.



И, оглядевшись я понял, что ничуть не было преувеличением, когда в путеводителях начала XX века, на заре курортного освоения Абхазии, Мюссеру называли не иначе, как Абхазская Швейцария.



38.



39.




_______________________________________________________________________________________________________________



При написании текста были использованы следующие материалы:



1. Сайт Гудаута Gudauta


2. Сайт Андрея Артамонова. История, слава, величие и забвение госдачи "МЮССЕРА"






>> 13. Осколки времени


<< На главную


?

Log in

No account? Create an account