?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

Entries by category: армия

Альберт Тополян: жизнь, прожитая просто, как это свойственно истинным героям.
там вдали
batal
Альберт Тополян: жизнь, прожитая просто, как это свойственно истинным героям.
Познакомился я  с Альбертом Гаспаровичем за несколько лет до войны. Тогда в рамках «Айдгылара» (Единство) объединялись люди, которые понимали о том, что достижение свободы и независимости путь долгий. И победит в этой схватке тот, к кому примкнет большинство населения Абхазии. Мы победили, ибо нас поддержали все остальные этнические группы:  русские, армяне, греки. Их привлекала справедливость наших притязаний на свободу. Но не буду про былое единство, которого ныне и в помине нет. И, наверное, это нормально. Хочу сегодня только о нем. На одном из мероприятий в Лыхнах, связанное  с национально- освободительным движением, нас пригласили пообедать жители села. Он сидел рядом. Незнакомое лицо, обаятельный, открытый взгляд, легкая со скромнецой улыбка на лице. Интеллигентный, доброжелательный. Сухумчанин, сразу поставил я диагноз. Тогда,  в тиши абхазского дворика, за столом накрытого под сенью могучего дерева, тихо завязался диалог, который все эти годы спонтанно возникали при встречах, при весьма различных обстоятельствах: трагических, исторических, случайных. С тех пор я всегда ощущаю его присутствие, точнее важность  и необходимость его присутствия. На всех этапах нашего нелегкого пути, в котором мы  часто соприкасались.
Альберт Тополян примкнул к национально-освободительному движению абхазов в тот период, когда мало кто верил в наш успех. Даже многие абхазы,считали наш путь губительным и опасным, наблюдая за происходящими событиями издалека. Он верил. Спокойно и уверенно войдя в круг людей, которые хотели перемен. Позитив, исходящий от него, поражал своими необъятными границами. Даже в период войны, несмотря на то, что он знал о трагической гибели его матери, несмотря на то, что на его плечи полной мерой легла ответственность за судьбу страны. И он принял этот вызов, не страшась  ответственности, со свойственной только ему мужеством, решительностью и изяществом. Без пафосных речей, без надрыва, он добился формирования армянского батальона. И он убедил представителей своего народа о важности и необходимости создания армянского фронта на Гумистинской линии обороны, а  после тяжелых неудач мартовского наступления, еще раз продемонстрировав  свою ориентированность на справедливость, встал у истоков формирования второго армянского батальона. Абхазские армяне воевали в составе различных групп, батальонов. Но создание, в наиболее тяжелый момент в период Отечественной войны в Абхазии,  именно армянского батальона, имело большое моральное значение для нас всех.
Сегодня Алберту Гаспаровичу исполнилось  80 лет. Ему присвоено высокое воинское звание – Герой Абхазии.  Через 20 лет после Победы.  За заслуги в национально-освободительном движении, за успех в Победе. За личный и весомый вклад. За  неповторимость личного вклада. За жизнь, прожитую просто, как это свойственно истинным героям. Очень долгое время казалось,   что Альберт Гаспарович  был в небытии. Но это не так. Мало кто в Абхазии, кто хоть как-то знает о войне, о борьбе за независимость, не помнил имени Тополяна, Альберта.
Я рад, что сегодня его чествовали в Музее боевой славы им. Владислава Ардзныба, чьим политическим  соратником он был на протяжении многих лет. Его речь это синтез мудрости, честности, скромности, трезвости мышления, приверженности вечным ценностям, гражданского мужества, любви своего народа, армянского, и глубокой,  безмерной привязанности к абхазскому народу и судьбе страны, в которой его семья живет в течение нескольких поколений.  И море любви и уважения ко всем, кто в зале, ко всем, кто живет в стране, которая для него есть Родина, со всеми вытекающими отсюда привилегиями: любить, страдать, радоваться,  защищать, принимать ответственность, не тогда когда уже, а еще до того как еще, я бы сказал: задолго до этого.
Молодой, красивый, подтянутый, подвижный, с невероятной харизмой и верой в завтрашний день. Таким встретил свое 80-летие национальный герой Абхазии Альберт Тополян.



Альберт Тополян,Сократ Джинджолия,Владислав Ардзынба

Марина Барциц, моя боевая подруга
ФИЛОСОФСКОЕ
batal
Мне приходилось видеть часть военного архива Марины Барциц, и я знал, что снимков у нее гораздо больше. Но вот буквально вчера она выставила несколько фотографий, который ожидали своей очереди 20, и  искры двадцатилетней давности, вернули меня во времена, когда мы были такими хорошими и чистыми. Когда каждое мгновение без грохотов снарядов казался нам благословением свыше. Наверное, мне уже никогда не будет так весело, лучезарно, как в тот год и месяц войны, что я провел вместе с ними. Прости меня Всевышний, что говоря о войне и потерях того времени я вспоминаю моменты, когда мы смеялись неистово, как младенцы, любили, верили, были надежной опорой друг другу. Может быть, иначе мы не выжили.
Счастья вам мои дорогие девчонки. И пусть никогда, никто, не забывает все, что мы прошли, и то, что без вас мы бы точно проиграли все. Вы были нашей силой, на вас мы надеялись, идя на смерть к своему городу, к которому стремились через все потери ГОД и МЕСЯЦ. Спасибо вам. И особо тебе, Марина,  за эти кадры сегодня.


фото Марины Барциц Collapse )

Анцуповы, и их солнечная дочь Наташа.
ФИЛОСОФСКОЕ
batal

Ушла из жизни наша боевая подруга Наташа Анцупова. Сегодня мы с ней прощались. Ей выпала нелегкая судьба. Отец, герой Абхазии, некогда очень талантливый историк - Владимир  Анцупов. Но за спиной все говорили о нем Вова Анцупов, хотя он был настолько стального  характера, что это ласкательное Вова никак не должно было клеиться к его личности. Мне повезло, несмотря на небольшую разницу в возрасте, я успел быть его студентом. Он был один из немногих лекторов того еще советского времени, которые имели на нас, студентов,  огромное влияние:  силой своего интеллекта, харизмой, характером. Его мать,  Татьяна Андреевна, была давно уже к тому времени в университете главным финансовым менеджером, тогда это называлось проще, главным бухгалтером. Но когда она шла по коридору,  все расступались перед ней, словно это шел ректор института. И не только преподаватели, ибо тогда  можно было бы предположить,  что они зависели от нее отчислениями  заработной платы, но и студенты, которые уж точно от нее не зависели. Как королева, статная, красивая, волевая, строгая и справедливая, запомнилась она мне в период  моего студенчества,  и потом, во время  моей работы в качестве преподавателя.

Владимир Анцупов погиб в сбитом грузинами самолете в декабре 1992 года. Его сестру,  Ольгу,  зверски замучили и убили в оккупированном городе в первые месяцы начала войны. Сама Наташа также оказалась волею судьбы в первые месяцы войны  в оккупированном городе, где подверглась и аресту, и издевательствам,  и пыткам  за своего отца,  героически сражавшегося на Восточном фронте. Особую злость вызывало у гвардейцев  то,  что они русские, а их отец и брат героически сражается на фронте бок о бок с абхазами, став за короткий срок легендой. Потом удалось Наташу обменять. Но отца она больше не увидела. Он погиб, так и не долетев до Гудауты, где его ждала вырвавшаяся из ада дочь. Говорят, он поэтому летел из Ткуарчала в Гудауту, чтобы увидеть свою семью, и в  первую очередь ее, Наташу. Он знал о том, какие испытания выпали на нее в оккупации, знал о сестре, но никто не может вспомнить его упавшим духом. Не жаловался, но  взгляд, говорят, стал суровее, стальнее.

Едва отойдя от всех потрясений, Наташа  вступает добровольцем на фронт, и в составе боевых батальонов участвует во всей летней компании,  вплоть до  полного освобождения Абхазии. С детства она была болезненной, имела инвалидность. Но это не стало для нее препятствием: презрев все свои врожденные недуги она со свойственной ей безудержностью включается в борьбу за освобождение Родины, которая в короткий период уже успела взять столько жертв из ее небольшой семьи. Наташа награждена Орденом за Отвагу за бесстрашие, проявленное во время боевых действий. Всего пару строк в наградной, которую мы на нее составляли, за которой было столько потерь, боли, силы, судьбы короче.  Как-то,  в жаркое Шромское лето 93 года, я увидел ее высокую полноватую фигуру с ополченцами: сияющую, в военной форме с медицинской сумкой и автоматиком на плечах. Не зная вначале как начать разговор, но учитывая  скудость времени, и уже зная ее непростой характер, без лишних слов пытался уговорить ее не выходить, хотя бы на самые передовые линии, ну хотя бы потому,  что она девушка. Наташа, лучезарно улыбаясь,  я бы сказал солнечно, ответила мне:- «Об этом не может быть и речи, и я совсем не ребенок Батал!». Потом улыбка сменилась на странную сталь в краешках глаз, очень мне знакомую, издавна, с юности, тихо закончила:- « И потом я уже не ребенок, и я  никогда не прощу им того,  что они сделали с моей  семьей». Я был бессилен вести дальше разговор. Просто обнял ее, повернулся и ушел. Не было у нас сил тогда на размышления о том, что мы уже пережили, мы их берегли для грядущих испытаний. Господь уберег ее на войне. Совсем немного ей осталось дожить до 20-летия Победы.  Еще долгое время она ходила в форме по городу. Шумная была порой. Заметная. Статная, с полнотой, которая ей очень подходила. С хрипловатым баском диссонирующей с ее детской улыбкой с прищуром. Но ей все прощали за судьбу, которая набросилась на неё когтями со всеми своими неимоверными  испытаниями. Она отличалась безудержной добротой, и поэтому никогда не оставалась одна, находя поддержку у подруг,  боевых друзей, тех, кто оказывался рядом. Порой она могла горько и коротко расплакаться, когда ей казалось,  что несправедливость наступает на нее, и,  жестко улыбаясь, переступает дорогу, на которой у нее и так сплошные потери. Ее добротой порой нещадно пользовались другие, но судьба ей все равно улыбалась своей грустной улыбкой на иных виражах и поворотах. Она умела прощать очень сильную обиду, но могла вспыхнуть из-за пустяков, разрушая в порыве все вокруг. Последней каплей испытаний Наташи была неожиданная смерть, уже после войны, ее единственного брата, Саши. Очень неожиданной. Потом ушла ее мать, Гала, не ко времени.  

Но самый большой,  и пожалуй, единственный подарок без займа , ей уготовила судьба, подарив замечательного сына. Она называла его в честь своего отца: Вовой. Вова Анцупов. Скоро он достигнет совершеннолетия. Он очень похож на своего деда, Наташу. Сдержан. В нем есть что-то неуловимое, свойственное Анцуповым:  строгость и ясность  во взоре, сила, притяжение, стать. Он Анцупов, человек из семьи, которая оставила весьма ощутимый след  в жизни Сухума и истории Абхазии: стержневой. Он продолжатель династии Ацуповых в Абхазии. Вова Анцупов - внук Вовы Анцупова. Это имя стало знаковым для нас. Это память войны, величия Победы.

Мы будем ее помнить, и нам будет не хватать Наташи на параде Победы в день 20летия независимости Абхазии. Победы, в которую  Анцуповы внесли огромную лепту своей судьбой, жизнью, и их солнечная дочь, наша Наташа.

Мир праху твоему!


Грузино-абхазский конфликт: 1992-2012
там вдали
batal
http://www.politcom.ru/14358.html



кому интерсно, тут вся статья Collapse )

Лялька Паразия. Жизнь как буйный и нежный ураган.
там вдали
batal

Ушла из жизни Герой Абхазии Ляля Паразия. Сегодня с ней прощаются ее боевые друзья, сыновья, родные, народ Абхазии. Ее жизнь неразрывно связана с нашей беспредельной любовью к Родине, которую бок о бок с ней мы отстояли в самые тревожные дни для нашей истории. Не могу не поделиться своими воспоминаниями  о боевом друге тут в своем  блоге. 


Лялька Паразия ворвалась в мою жизнь также неожиданно, как и  Отечественная война 1992 г.  Сразу после освобождения г. Гагры, она,  вместе с освободившимся подразделениями,  пришла на гумистинскую линию обороны.  

 Зашла на эвакопункт с девчонками с гагрского направления. Вся взъерошенная, взлахмоченная, с нервинкой в голосе,  и шумно потребовала все мыслимые и немыслимые медикаменты для своей кабардинской группы.  Я уже привык к тому времени к подобным заявам, потому как второй месяц на передовой в окружении самых смелых, решительных, красивых, целомудренных и острых на язычок девушек. Спокойно, устало от хронического  недосыпания,  я ответил ей,  что для того, чтобы получить все перечисленное, а главное необходимое, ей надо будет войти в мою медицинскую группу санинструкторов и распрощаться в автоматиком перевешанным за ее плечом как дамской сумочкой. Так и сказал ей, дамской сумочкой!  Сопровождавшие её девушки, красавицы Индира и Рита,  с ужасом посмотрели на меня, ожидая непредсказуемых последствий. Лялька набрала лихорадочно воздух,  готовая вот вот-вот взорваться……, но вдруг, выпустив его из легких, резко встала, свирепо сверкнув глазами на меня от недоумения совершенно неприемлемого, почти что непристойного предложения, выбежала из комнаты, и в дверях буркнула:

- Обойдешься! Ишь ты умный какой! Какая я тебе медсестричка? Сумочка?!!!!!! Да я тебе! Я Ляля, боевичка, и ребят своих не оставлю!  Бинты и без тебя найду, и еще тебе подброшу!

Впрочем, к вечеру мы уже сидели и выпивали чай, и чуть-чуть, 25 граммов спирта, которые я иной раз щедро выделял из своих боевых запасов.

- Ну ты прикольный какой! Спасибо скажи, что девушки рядом были, а то бы дала бы тебе так по кумполу, что мало бы не показалось!  

Я присмотрелся к ней. К вечеру после гагринских боев, она уже отмылась, приоделась. Оказалось красавица. Хрупкая, точеная фигурка. Только откуда брался этот зычный голос, порой напоминавший иерихонскую трубу, в этой с виду  фарфоровой статуэтке.

 Так мы стали друзьями. Собственно других шансов ни у нее, ни у меня не было. Шла война. И каждый,  кто находился рядом, становился самым родным, самым самым, самой самой. Так она и осталась самой, самой.  Верным другом, взбаломошенным ребенком, отважной, беспредельной Лялкой, которая за друга могла отдать Господу душу и свою жизнь.

 Столько всего с ней связанно. Господи, как все несправедливо, даже поехать к ней не могу сегодня. Напишу о ней. Потом. Когда боль рассосется немного. Так неожиданно.

Сердце у нее было нежное, а душа ранимая и трепетная. Могла расплакаться из-за ерунды маленькой, обидеться за черствость. Редко, правда это бывало, но если рыдать так взахлеб, ладонями закрывая как младенец лицо. А уж как смеялась заразительно!!!

Ляька -боевичка, ласково, и испуганно, называла ее моя мать,  когда она ко мне приезжала раньше. Как правило, врывалась в дом также неожиданно, как и жила. Испуг матери был связан с тем, что ее приход в полном обмундировании,  как правило, означал,  что я сорвусь, сломя голову,  в ночь, куда-нибудь в опасность. Либо в бой, либо в загул, для нее это было без разницы :-  опасным предприятием. Было это так как-то  в майские события 98 года, а потом в период кодорских. Да и просто различные события, поскольку она долго находилась в вооруженных силах, и всегда там старалась навести свои справедливые порядки, конфликтуя с теми,  кто ей поначалу  мог и не понравится. Как правило. Раз,  как-то ворвалась ночью ко мне с боевыми друзьями. Я сразу понял, что будет шум.

- Щас пойдем в Эшеру к Владиславу?- с тоном не дающим право на возражение,  гневно сверкая глазками на меня в  тяжелом боевом обмундировании, отчеканила с порога.

-Что случилось опять? – пытаюсь сбить ее воинственный пыл и затаскиваю силой ее,  и друзей сопровождавших,  в дом.

- Не могут наладить охрану границы в Гале нихера,- гневно буркнула она, намекая, что мои старания отмечены, но в данном случае бесполезны. – Ребята пропадают зазря.

- И что ты собираешься на этой безкрышной машине, с боевиками, в боевом обмундировании, ехать ночью к Владиславу домой? Хочешь, чтоб тебя охрана там накрыла?

- Что делать? Срочно надо!

- И что до утра не подождет?- пытаюсь ее настроить на  ночевку у меня дома.

Но, поняв, что ее не удержишь, даже не понимаю как, связался с начальником охраны Президента, и не знаю почему, но,   через несколько минут,  мне ответили, чтоб ехала. С друзьями.

Урвала таки от меня в ночь, за справедливостью! Как всегда!  Вернулась под утро. Довольная. Поговорила с ним и успокоилась.

- Хороший он! Зря его побеспокоила. Все оказывается и не так страшно как я думала. Просто, Бата,  уже нервы не выдерживают. Психовала я! А он молодец! Уважил ребят, несущих на своих плечах охрану границы. Теперь опять возвращаемся.

Ну выпили, конечно, чачи. Закусили, чем бог послал. Мать все за дверью сидела, в испуге полагая,  что я вырвусь с ними  из дому. Когда они ушли, вошла довольная и говорит:

- Ах, Ляька- боевичка, бзиа дышпа збо!!!!!!

 

Она много лечилась. Ранение было тяжелое. Всегда не хватало денег. Но всегда ей помогали все. Как могли, когда могли, кто мог. Ей трудно было отказать в чем-то. Энергия, перехлестывавшая через край,  уносила ураганом каждого,  кто  ей попадался на пути.

 В День Победы, сразу после войны, мы сидели у меня дома. Ну, праздновали. Ну вспоминали. И вдруг объявление по телевизору: - За заслуги перед Отечеством, за проявленное мужество и героизм  и т.д.  представить Паразию Лялю к званию Героя Абхазии. Окаменела лицом. Молчит.

- А тебя?

Но когда через пару минут объявили и меня. Также как и ее. Тут она дала волю чувствам и заплакала. Горько радостно. За меня радостно,  вначале. Потом за себя.  Такая она была.

 Сегодня все мои друзья с ней прощаются. И я тоже. Но не могу поехать. Так получилось. Не выдержало ее сердце, через которое она пропускала все без остатка. Страстно и щедро. Мне больно. Радостно, вспоминая наше прошлое. Грустно. Щемит в груди. Я тебя не забуду. Мы тебя не забудем. Ты знала это. Так оно и есть. Уходи, не оборачиваясь,  со спокойной душой. Ты сделала столько, сколько не могли бы вынести дюжина мужчин. Оставаясь всегда женщиной. На равных с жизнью, смертью, радостью, судьбой.

 Мы любили тебя. И будем помнить. Всегда.

05.07.11


Конец ВиВиСи............в России....? Или?
там вдали
batal

Русская служба Би-би-си заканчивает радиовещание в эфире, так написал в своем блоге Марк Григорян . Он коротко объяснил это тем, что еще осенью стало известно о том, что радио на русском языке закроется, и вроде бы это связанно с тем, что слушателей в России мало...

Я не знаю, как они там определяет статистику, кто слушает, как слушает, зачем слушает, что чувствует, когда слушает, и о чем думает, когда не слушает, но вот что меня удивляет. А что с ними случилось, со слушателями? И именно с русскими? Все вдруг заболели, вдруг отчего то пропал интерес. Или может ВВС стало не очень интересным и объективным? С чем это связано? Это слушатели плохие вдруг стали в России, или ВВС не может поменяться и стать интересным? Такой вот Марк задал новый дискурс про магию радиовещания. А интересно услышать все-таки мнение российских слушателей? Что касается меня, то я его слушаю крайне редко. Я вообще редко слушаю радио, если только не в машине сижу. А там всего пару каналов ловит. Радио для меня это уже как хорошее, но давнее прошлое. Гораздо легче мне читать новости. Ну а главный экспортер новостей не всегда ВВС. Вот их фильмы про животных я удовольствием смотрю.  

А вам как кажется, почему закрывают русскую службу ВВС? Что-то туманный ответ Марка мне показался не вполне исчерпывающим.


Лариса Сотиева о геноциде
там вдали
batal

Ма тарсут, рахиз ут! (Не бойтесь, выходите!)


http://iwpr.net/?p=crs&s=f&o=346117&apc_state=henpcrs

Таким призывом на осетинском кричали в подвалы к людям, измученным бомбежкой, сидящим в темных тесных подвалах без воды, еды, возможности двигаться. Люди с ликованием вылезали с подвалов на этот призыв и были расстреляны в упор грузинскими бойцами.

Очевидно, грузинским парням стоило выучить эту осетинскую фразу ради неимоверного садистского удовольствия увидеть в глазах радость спасения, молниеносно сменяющаяся ужасом от неожиданной смерти.


(no subject)
там вдали
batal

Шромское лето 93 года

 
    Лето 93 года. Колонны машин, бронетехники, санитарных обозов, движущиеся по свежевырытой дороге, связывающей линию фронта с шромским направлением. В августе 92 года мы отступали за Гумисту по эшерским дорогам. Теперь мы вернемся домой через Шрому. Больше мы не допустим бессмысленных потерь январского и мартовского наступлений. Почти год мы смотрели на родной город с эшерских высот, и расстояние длиною в выстрел  гранатомета, нам пришлось преодолевать  длиною в один год и безумный сентябрь.

 

12.09.2000. 2:51. Сухум.