?

Log in

No account? Create an account
там вдали

немного обо всем

Entries by category: архитектура

"Старый СухумЪ" Анзора Агумаа
там вдали
batal
Презентация книги Анзора Агумаа «Старый Сухум» прошла. Надеюсь удачно, хотя это всегда трудно сказать о такого рода мероприятиях. Речи были лаконичные и интересные. Книг всем не хватило, что печально. Но скоро они поступят в продажу, и если тираж быстро исчерпается, то можно будет думать о втором издании. Спасибо всем, кто пришел, и всем, кто не смог, но проявил интерес к работе Анзора. И спасибо коллективу РУСДРАа которые замечательно подготовили фойе театра к приему гостей.
1020342199

О том, как Анзор Агумаа скрупулезно собирал архив Абхазии в фотографиях и документах, оставив после своей смерти бесценные сведения, в день презентации книги "Старый Сухум" размышляет колумнист Sputnik, заместитель министра культуры Абхазии Батал Кобахия.

"Даже если после меня найдется хоть один человек, который заинтересуется тем, о чем я пишу – ради этого человека я готов сегодня работать", — Анзор Агумаа.

В первый день февраля 2017 года в фойе РУСДРАМа состоялась долгожданная презентация книги известного историка, археолога, художника, коллекционера Анзора Агумаа "Старый Сухум". Каждый город имеет свое неповторимое своеобразие, отраженное в его истории, состоянии архитектурного наследия, людях, творивших в нем. С особой радостью мы дождались издания книги, в которой запечатлена частичка истории нашего города в изложении замечательного абхазского краеведа Анзора Семеновича Агумаа.


Анзор Агумаа ушел от нас 8 сентября 2012 года, ушел внезапно, неожиданно. Ушел, как и прожил эту жизнь, тихо. Этот удивительный человек, одаренный своеобразными, неповторимыми душевными качествами, был еще и редчайшим краеведом. Благодаря ему мы имеем собранный, уникальный по своему значению и безумно трудоемкий по воплощению архив нашей страны в фотографиях и документах. Он лучше многих из нас, если не сказать всех, знал наш город, да и всю Абхазию. Он был одним из тех, кто описывал состояние бесценного культурного наследия нашей столицы, добиваясь сохранения уникальности исторически сложившейся городской среды.

Около трехсот исторических памятников города Сухум во многом благодаря именно его личному вкладу вошли в первый Государственный список охраняемых объектов в 1999 году. Сегодня по программе инвентаризации объектов историко-культурного наследия был создан единый Государственный список по всей Абхазии. И в этом также есть его заслуга.


1
Вид на гору Чернявского


В последнее время он очень страдал, видя, как многие шедевры зодчества уничтожаются, перестраиваются в нарушение всех норм и законов. Последний крик боли он пытался донести в Facebook незадолго до своего безвременного ухода: "Сегодня сгорело здание памятника архитектуры Сухума "Дом купца Евстафия Давидова" 1908 года (ул. Лакоба, 8). Кстати, в этом году это третий по счету сгоревший памятник архитектуры: первый сгорел зимой — "Дача краеведа В.И.Чернявского", построенная еще в 1872 году (ул. Чернявского, 8), второй — это "Почтово-телеграфная контора" 1915 года (пр. Мира, 108). За последние 20 лет сгорело более десятка памятников архитектуры города".

2
Дом купца Евстафия Давидова

Также неожиданно сгорел и он. Безмерная грусть, связанная с его уходом, была тогда сопряжена еще и с опасением за судьбу нашего культурного наследия, которое находилось под его бдительным оком.

К сожалению, такого уровня специалиста, знатока памятников культуры Абхазии у нас сегодня нет, и я не вижу его в перспективе. Он успел издать много книг, в которых изложил интереснейшие сведения об окружающих нас шедеврах и истории их создания. Долгое время Анзор Агумаа был ведущим специалистом, а с 2011 года возглавлял Управление Республики Абхазия по охране историко-культурного наследия.


3
Сухум: улицы времени


У Анзора было много идей, планов. Он каждый день покрывался тенью грусти, видя то, как сложно отстаивать право архитектурных памятников на выживание. И, к сожалению, мы мало чем ему в этом помогли. Думаю, Анзор был одним из редчайших носителей внутренней, врожденной интеллигентности, и с этим все считались, и всегда разговаривали с ним именно на этом уровне его внутренней культуры.

После ухода Анзора у нас нет человека, который мог бы с такой же скрупулезностью, по кусочкам собрать мозаику неповторимой истории нашего города в документах, биографиях, фотографиях, одарив нас широким своеобразием архитектурных стилей и обликов, присущих Старому Сухуму. Он оставил нас незащищенными и неготовыми к бремени охраны нашего наследия.



4
Гостиница "Абхазия" на сухумской набережной в 1954 году


Состояние памятников историко-культурного наследия является реальным показателем духовного состояния общества, состоятельности государства как такового, которое несет особую ответственность.

В последнее время как никогда активизировались горожане, да и граждане всей страны, по поводу сохранения уникальных объектов Абхазии. Был длительный период, когда наше наследие было не защищено должным образом. Оно подвергалось разрушению, сносу, незаконной приватизации, забвению, переделке, переосмысления истинной роли. Но пришло время собирать камни, надо оглянуться на пройденный путь и понять — что нам оставили наши предки и как нам сберечь то, что вынесло испытание годами забвения и разрушения. Нам есть что беречь, сохранять, во что вдохнуть жизнь, ибо мы буквально живем и ступаем по уникальным и древним памятникам культурного наследия. Поэтому, если мы рассчитываем на кардинальные позитивные изменения в будущем, нам надо что-то делать уже сегодня. Академик Дмитрий Лихачев писал: "Если человек не любит хотя бы изредка смотреть на старые фотографии своих родителей, не ценит память о них, оставленную в саду, который они возделывали, в вещах, которые им принадлежали, — значит, он не любит их. Если человек не любит старые дома, старые улицы, пусть даже и плохонькие, значит, у него нет любви к своему городу. Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, значит, он равнодушен к своей стране".


Лихачев также говорил, что если на стенах любого объекта повесить табличку "Охраняется государством", в то время как молча мы наблюдаем разрушение и исчезновение других памятников, то это становится еще более худшим и печальным фактом предательства чести и любви к родине.

Так вот, Анзор Агумаа как раз был именно тем человеком, который всю свою жизнь не просто смотрел на старые фотографии, а скрупулезно собирал их, оставив нам всем огромный архив бесценных документов. Он любил этот город, любил его старые улочки, знал историю каждого дома. С каждым зданием у него были свои отношения, радость по поводу открытия любой новой детали о них, боль за их нынешнее состояние, и все это выливалось в его размышления о культуре и истории города, страны. Анзор как-то сказал: "Даже если после меня найдется хоть один человек, который заинтересуется тем, о чем я пишу – ради этого человека я готов сегодня работать". Надеюсь, что выход в свет книги Анзора Агумаа даст нам пищу для размышлений о прошлом, настоящем и будущем Сухума. Символично, что презентация книги проходила в фойе театра Русской драмы, построенного на месте уникальнейшего здания, одного из лучших в городе, выполненного в стиле модерн. Он был построен по проекту архитектора Альфреда Баммэ в начале ХХ века, изначально в нем располагался театр Самуриди и синематограф "Наука и жизнь". В 70-е годы прошлого века здание было снесено под строительство грузинского театра.


Однако его прежний, величественный облик остался в памяти старожилов. Было это сделано в порыве бездумия власти, основанном на неверии граждан в возможность отстоять право на сохранение такой архитектурной ценности. Такое больше никогда не должно повториться ни в нашем городе, ни в нашей стране. И чтобы никто и никогда не переступал бы ту зыбкую красную линию, за которой наступает разрушение неповторимого по своему своеобразию исторического городского ландшафта, формировавшегося столетиями.
5

Театр Самуриди

Монография "Старый Сухум" издана Министерством культуры и охраны историко-культурного наследия Республики Абхазия совместно с Благотворительным Фондом Первого Президента Республики Абхазия и компанией "АКВАФОН". В ней даны описания истории более чем сотен зданий Сухума, построенных в период XIX- начала XX веков, старые и новые фотографии домов, архивные документы, представляющие историческую ценность. В книге также представлена история создания парков, садов и площадей города, культовых сооружений, промышленных зданий, школ, санаторно-курортных объектов государственного и частного строительства.

6




Read more: http://sputnik-abkhazia.ru/columnists/20170201/1020322278/staryj-suxum-anzora-agumaa.html

Дворец принца Ольденбургского в Гаграх: прошлое и настоящее
там вдали
batal
Оригинал взят у oldcolor в Дворец принца Ольденбургского в Гаграх: прошлое и настоящее
Попытался сделать новый, "пиксельный" вариант реставрации снимка Прокудина-Горского ‘Гагры. Вид дворца [принца Ольденбургского] с пристани’. Исправил сотни наиболее заметных дефектов эмульсионного слоя, но тысячи микроповреждений всё равно остаются (их можно увидеть только при зуме).
А о драматической истории этого замечательного памятника лучше раскажет настоящий знаток Старых Гагр наш френд Сергей Прохоров.


Высокое разрешение

Оригинал взят у spupper в post

Дворец Его Императорского Высочества

"Над Гаграми, на скале — прекрасен и грозен — высится замок, он был когда-то собственностью принца Ольденбургского. Теперь там малярийная станция, а наверху живут одиночки-жильцы. Чудесное зданье вовсе не использовано, содержится в позорно грязном виде, никому до него нет дела. Как только спустился с лесенок замка — прямо в садик. В садике круглый серый фонтан, в фонтане плавают черные миноги, трутся о холодеющие черные бутыли вина. За столиками в саду всегда людно".

Таким увидел знаменитый дворец советский писатель Дмитрий Фурманов, побывавший в Гаграх в 1926 году. Сегодня здание, некогда бывшее шикарным дворцом - это бесформенная и неопрятная каменная громада, которая нависает над шоссе при въезде в Гагру. Если бы Фурманову довелось вновь увидеть его теперь, то, думается, оно поразило бы писателя своим запустением и некчемностью гораздо сильнее.

Читать дальше...Collapse )


Православные храмы в Абхазии. Большой храм в Пицунда
там вдали
batal

Большой  храм в Питиунте (Пицунда) юстининовского времени. Ныне в нем располагается орган. Храм превращен в концертный зал в котором ежегодно проводятся международные фестивали классической музыки.


Якобсон А.Л. О дате большого храма в Пицунде (Абхазия) // КСИИМК, Вып.
132, М, 1972, с. 38-45

 

Древний Питиунт (совр. Бичвинта в Абхазии) возник, вероятно, в эллинистическую эпоху, а во II или III в. являлся римским укреплением и входил в систему других римских крепостей восточного Причерноморья; некоторое время, вплоть до середины VI в., он продолжа служить наряду с Севастополем (совр. Сухуми) византийским форпостом в этом районе 3.

Раскопки выявили крепость Питиунта, созданную в римское время, но перестраивавшуюся и дожившую до эпохи Юстиниана I, и несколько монументальных построек внутри нее. Открыта прямоугольная часть крепости (castella), где размещался гарнизон, и примыкающая к ней с восточной стороны полукруглая часть, - вероятно, гражданское поселение (canabae); одна из башен этой части Питиунта сложена из чередующихся слоев камня и кирпича (opus mixtum), что указывает на восстановительные работы в крепости в IV-V вв.6 В прямоугольной крепости раскопки открыли большое здание претория, а в полукруглой части (посаде) - большую, длиной 27 м, базилику эллинистического типа конца V-начала VI в.; базилика трехнефная, с нартексом; нефы разделялись столбами (а не колоннами), поддерживавшими, вероятно, деревянное строительное перекрытие. К базилике примыкал мартирий, а с юго-восточной стороны храма находилась крещальня с мозаичным полом, рисунок которого характерен для раннесредневекового искусства византийского Востока - Сирии и Палестины, с которыми Восточное Причерноморье было тогда тесно связано.

К югу от крепости, на берегу моря, была раскопана редкая по типу двойная двухапсидная церковь, относящаяся к концу V или к VI столетию.

Возведение обширной базилики и других храмов, мартирия и крещальни следует поставить в связь с тем, что район Питиунта в IV- V вв. являлся средоточием церковной жизни края; еще в начале IV в. епископ Питиунта участвовал в Никейском соборе (325 г.), а в 541 г. неподалеку - в Севастополе (совр. Сухуми)-была основана архиепископская кафедра.

Несколько в стороне от древней крепости, но вблизи ее, высится огромный крестовокупольный храм, который большинство ученых и путешественников прошлого столетия относило к VI в. - времени Юстиниана I и, но затем возобладала более поздняя датировка: начиная с Н. П. Кондакова и по настоящее время здание относят к X-XI, а то к XII в.

Не оспаривая эту последнюю дату, постараемся показать, что храм Пицунды в нынешнем виде - не первоначальный и является результатом капитальной перестройки более древнего храма, относящегося к раннему средневековью, ко времени не позднее VI в.

Но прежде всего - о самом здании. Это большой, если не сказать громадный, храм (его длина - 43,3 м, ширина - 22,7 м)-крестовокупольный, трехапсидный, удлиненных пропорций, с нартексом (рис. 1; 2). Удлиненные пропорции придают храму облик купольной базилики. Купол покоится на паре отдельно стоящих устоев - с западной и двух устоях, соединенных с междуалтарными стенами, - с восточной стороны. Западная часть храма удлинена; коробовые своды ее поддерживаются дополнительной парой устоев. Западная ветвь креста с трех сторон охвачена галереей - хорами; северная и южная их стороны расположены над боковыми сводами западной части храма, а западная сторона - над нартексом. Хоры открываются внутрь храма широкими проемами (рис. 2,2). Лестница на хоры начинается в северной части нартекса. Апсиды, разделенные стенками, полукруглые; центральная намного выше боковых и имеет синтрон.

Входы на северном и южном фасадах размещены не по оси подкупольного пространства, а сдвинуты к западу - за пределы северной и восточной ветвей креста (рис. 1). Судя по старым рисункам художника Н. Г. Чернецова (1836 г.) и старому плану, перед входом находились небольшие притворы, квадратные в плане, ныне не существующие.

Внутренние объемы в виде четырех ветвей креста ясно выражены снаружи: ветви креста повышены, соответственно западная ветвь креста не охватывает нартекс и хоры, которые понижены. Барабан купола внутри и снаружи круглый, переходом к нему служат сферические паруса, в основании которых - маленькие тромпы. Барабан прорезан 12-ю узкими окнами; такие же окна - в центральной апсиде.

Отметим сложную многоуступчатую профилировку столбов и соответствующих им настенных пилястр, а также несоответствие последних средней паре устоев. Несоответствие это, конечно, не изначально; вероятнее всего, оно явилось результатом перестройки.

В этом отношении важные указания может дать кладка здания. На значительную высоту (приблизительно до уровня щипцов) она состоит из чередования одного ряда крупных и плохо подобранных по высоте камней, подтесанных с лица, и четырех рядов плоского кирпича на растворе с цемянкой (упрощенный вариант кладки opus mixtum) (рис. 2, 3, 4). Выше же кладка выполнена целиком из кирпича, без применения камня. Целиком из кирпича сложены барабан и купол. Существенно отличается и кладка апсид. В средней апсиде слои кирпича хотя и проложены, но камень (также в один ряд) здесь мелкий. А в боковых апсидах слоев кирпича вообще нет.

Эти резкие отличия кладок различных частей здания также могут свидетельствовать о перестройке храма, притом капитальной.

Основная композиционная схема большого храма Пицунды находит себе (но лишь самые общие) точки соприкосновения с грузинской архитектурой X и последующих столетий, на что мимоходом уже указывал Л. М. Меликсет-Беков. Общим является в сущности только продольная ориентация, свойственная большим кафедралам Грузии начала XI в. (имею в виду храм Баграта в Кутаиси, в Алаверди, как и Свети-Цховели в Мцхете); в меньшем масштабе ту же черту наблюдаем и в других храмах Грузии XI в., но уже не 6-столпных, а 4-столпных (например, Самтавро в Мцхете, Самтависи). Расположение хор вокруг западной ветви креста также характерно для грузинской архитектуры XI в. (например, Свети-Цховели); типичен и многоуступчатый профиль (в сечении) двух западных пар столбов. Однако этим общие черты и ограничиваются. Различны не только пропорции (если исключить Свети-Цховели, перестроенную из базилики), которые у большинства грузинских храмов после X в. значительно короче, но и многие другие черты - триконхиальность храма Баграта и Алаверди; совершенно иное понимание архитектурного фасада, столь расчлененного у грузинских храмов и монолитного в Пицунде, где снаружи стены совершенно лишены членений (да и внутри их очень немного), лишены и декора, которым насыщены фасады грузинских храмов XI и последующего веков. Совершенно различна композиция восточной части храма: у большинства грузинских храмов как этого, так и последующего времени апсиды скрыты в толще стены и на фасаде выделены лишь нишами, в Пицунде же все три полукруглые апсиды сильно выступают вперед, заметно выделяясь и составляя важный элемент в общей композиции масс здания.

Короче говоря, храм в Пицунде и названные (как и подобные им) грузинские храмы XI-XII вв. - это разная архитектура. Зато близки к храму в Пицунде другие храмы Абхазии XI-XII вв. - Симона Канонита в Новом Афоне и особенно в Лыхнах, отчасти в Мокви (где, однако, композиция сложнее - храм пятинефный, устоев не три, а пять пар). Все они в сущности представляют собой также купольные базилики удлиненных пропорций, первые два из них также шестистолпные, причем купол также зиждится на восточной паре устоев и соответственно сдвинут в восточную сторону, с теми же сильно выступающими полукруглыми или (реже) гранными апсидами, с теми же узкими притворами и с теми же монолитными нерасчлененными фасадами. Это памятники одного архитектурного стиля, действительно ближе стоящие к восточновизантийской архитектуре - кругу памятников, хорошо представленных в Трапезуйте. Достаточно назвать церковь Хрисокефалос X в. (правда, одноапсидную, что является чертой архаической) с четырьмя парами кре-щатых столбов и галереей-хорами вокруг западной ветви креста и особенно церковь Софию конца XII-XIII в., также шестистолпную, трехапсидную, с нартексом.

Но в сравнении с названными зданиями, близкими Пицундскому храму, прежде всего абхазскими храмами (особенно в Лыхне), т. е. памятниками XI-XII вв., храм в Пицунде отличают черты, позволяющие предполагать его более древнее происхождение. О том, что храм в нынешнем виде представляет собой результат капитальной перестройки, указывают, во-первых, отмеченное выше несоответствие пилястр противостоящим столбам в западной части храма; во-вторых, кладка opus mixtum, притом с цемянкой, не встречающейся ни в других памятниках Абхазии эпохи зрелого средневековья (XI-XII вв.), ни в других областях Грузии, ни в греко-восточной архитектуре Трапезунта, который с Грузией был, как известно, тесно связан. Верхние же части здания и боковые апсиды выложены, как сказано, только в кирпиче. В-третьих, сильная вытянутость плана, вызывающая ассоциацию с базиликой.

Наконец, упомянем еще одну деталь. Еще Н. П. Кондаков в своем очерке искусства Кавказа воспроизвел рисунок полуразрушенного престола в храме Пицунде; в подписи под рисунком сказано: "плиты, колонны и мрамор, сохранившиеся от древнейшей церкви". А. С. Башкиров в своем обзоре памятников Абхазии также упоминает эти мраморы и воспроизводит их фотографию. Он справедливо считает их продукцией византийских мрамороломен, существовавших на островах Мраморного моря.

Эти плиты с крестами (с расширяющимися концами, часто на сферах), заключенные в сложнопрофилированные обрамления, изготовленные из типичного проконнесского мрамора, обычны в постройках самых различных областей Византии (в столице и в провинции; в частности, их множество и в Херсонесе, т. е. в Таврике). Плиты эти относятся ко второй половине V и к VI в., не позже. Не исключено, что они принадлежали именно данному храму.

Все сказанное склоняет к тому, что Пицундский храм возник не в X или XI столетии, а в раннее средневековье, не позднее VI в., и первоначально являлся базиликой, еще не купольной. В VI же в. Питиунт, по сообщению Прокопия, был разрушен самими византийцами, опасавшимися захвата этой крепости персами. При этом разрушении мог пострадать и храм, брошенный на произвол судьбы. А позднее, скорее всего в XI в., храм был восстановлен из руин, но уже в виде купольной базилики; стены были наращены из кирпича; сооружены боковые апсиды (также из кирпича), поставлены шесть пар столбов, а на них основан широкий купол.

Исходя из интервала между пилястрами в западной части храма, можно приблизительно реконструировать и план первоначальной базилики. Тем самым (если наши соображения верны) история средневекового зодчества Восточного Причерноморья пополняется еще одним крупным памятником эпохи раннего средневековья.

Мысль о более древнем храме в Пицунде выдвинута была еще Л. М. Меликсет-Бековым; он полагал, что "современный Пицундский (Бичвинтский) храм возник не в пределах X-XII вв., не сам по себе, а как приемник более древнего храма, существовавшего на том же самом месте с гораздо ранней эпохи и, по-видимому, подвергшегося разборке, словом, что современный Пицундский (Бичвинтский) храм построен на месте древнего, ныне не существующего храма" (указ, соч., стр. 120). И добавляет, что для решения этого вопроса "мы не располагаем решительно никакими источниками" (там же). Однако, как мы видели, имеются веские основания предполагать, что вновь построенный храм являлся надстройкой и переделкой раннесредневекового храма.

Литература

Read more...Collapse )

Лыхны.
там вдали
batal
Лыхненский храм Успения Богородицы 8-10 века. Расположен на священной лыхненской поляне. Сейчас он прикрыт до реставрации черепицы храма своеобразными зонтиками.Это проблема. Поскольку купольная черепица относится ко времени построения храма. Не хотелось бы ее менять на новую, а соответствующие технологии очень дорогие, и мы не можем найти тех, кто мог бы ее отреставрировать и уложить ее заново.Рядом развалины Царского дворца поздне-средневекового периода князей Чачба-Шервашидзе. Лет 20 назад раскопки вокруг дворца значительно удревнили время строительства дворца. Наиболее ранний слой относится к концу 10 - началу 11 века. Останки того времени покрыты землей. Данный дворец был продолжением построек того времени, но в уже более позднее время.В строительстве дворца использовались стройматериалы из развалин более ранней постройки. Если внимательно приглядеться, то на стенах дворца можно увидеть две остроконечные звезды Давида инструктированные кладкой из кирпича.



И на поляне красуются три липа, о которых я писал уже.


Read more...Collapse )

Старый СухумЪ. Сухумская епархия
там вдали
batal
Сухумский кафедральный собор 1888 г. (3)


Дом архиепископа Сухумского 1891

Сухум. Санаторий АЗРА 1914 г.
там вдали
batal
Санаторий АЗРА 1914 г. Потом был переименован в "Гантиади"