Category: лытдыбр

там вдали

Персональная выставка Дианы Хинтба.

Вчера состоялась персональная выставка Дианы Хинтба.
Как-то, в прошлом году, я уже писал о безумном очаровании и доброте исходящих от ее работ (прочтет, кому не лень, внизу потом). Но вчера я понял, что это легкое очарование красок на холстах, дается путем неимоверного труда. Написать за 7 месяцев множество великолепных работ, выполненных в разной манере, едва уместившихся в двух залах Выставочной галереи Абхазии, может не каждый маститый художник. При этом, каждая ее работа наделена особым настроением. Тонкость внутреннего мира художницы, особое состояние щепетильности к эстетическим чувствам окружающих, выражается в красках, передающих всю палитру мира, но не давящих своим искаженным цветом, отливаясь целомудренным естественным светом. На этот раз, помимо великолепных живописных работ, я был очарован графикой выполненной углем. Тонкость, сдержанность и буйство красок соседствуют практически на всех полотнах, вызывая полнейшее подчинение и безоговорочную влюбленность в автора.
И еще. Эта выставка напомнила немного период сухумского авангарда 70—80 годов прошлого века. Каким природным чутьем обладает автор, если она сумела напомнить многим о том далеком серебряном времени, в период которого даже еще не родилась. Такое может случится с человеком влюбленного в свой город, чувствующего отпечатки времени в неспешных прогулках по старому городу, таящему отголоски и вкусы прошлого. Кстати, мне очень нравятся ее этюды, сделанные на пленэре в таинственных уголках исчезающего Старого Сухума.

26 декабря 2017 г.
Diana Khintba Диана Хинтба, невероятной притягательности художник, работы которой можно сразу же узнать среди десяток полотен, вывешенных вместе. Собственно, а это очень важно, есть понятие узнаваемости, без которого невозможно сказать о индивидуальности- будь это художник, писатель, певец, композитор. Едва увидев ее работы в интернете я просто, короче у меня просто поехала крыша. Потом я узнал, что он сестра моего друга, но это уже было неважно, ибо я понял, что она мой художник. Счастлив, что в моей коллекции есть две дамы с кизиловыми губами, сделанные Дианой. Она тонка и невидимая в безжалостной богемной, простите за художественный сленг, жизни, но уже точно заняла то место, на которое мало кто может претендовать- ибо это место индивидуальности, и тонко очерченного красками собственного мира. И мне нравится этот мир, в который я без опаски хочу окунутся.







там вдали

Маргарита Глебовна Ладария

Ушла от нас Маргарита Глебовна Ладария, доктор филологических наук, профессор Абхазского госуниверситета. Еще пару лет назад, в свои 90 лет, она читала лекции студентам. С каждым таким уходом, я ощущаю незащищенной свою страну, ибо такого уровня ученые, интеллигенция, формируется столетиями.
Она была олицетворением для меня невероятной красоты, тонкости, интеллигентности, хрупкости и силы. Вот насколько Маргарита Глебовна была вежлива и мягка в обращении с людьми, настолько много внутренней стали, силы, было в ней, базировавшихся на величайших ценностях, культуре, масштабности, благодаря носителям которых наш народ сохранился и всегда имел своё незабываемое лицо.
Как особую награду воспринимаю время в АГУ, когда я там учился, хоть и на историческом факультете. Когда Маргарита Глебована проходила по коридору мы невольно останавливались и прижимались к стене. Не от страха, а от восхищения и безмерного уважения. Когда через несколько лет я пришел работать в АГУ в качестве преподавателя, гордился тем, что мне выпала честь работать с непревзойденными мэтрами нашего университета, в первых рядах которого была наш замечательней тургеневед.
Через очень много лет, она как-то случайно встретила меня в коридоре и поздоровавшись первой, ласково и величественно, а так могла только она, сказала мне: - «Я до сих пор с удовольствием вспоминаю нашу поездку по средневековым памятникам Абхазии, которую Вы для нас организовали. Было очень интересно». Я чуть не задохнулся от восторга и счастья, но волнуясь даже не успел ей ответить что-либо. А ведь с той поездки прошло лет десять. А когда на презентации одного журнала, к которому я имел отношение, она охарактеризовала мои рассказы как журчащие, ну практически похвалила, я просто не смог заснуть ночью, ибо всегда знал, что Маргарита Глебовна, никогда, ни при каких обстоятельствах не могла сказать то, что противно было ее духу и пониманию хода вещей, даже если бы это был ее сын.
Мы будем помнить Маргариту Глебовну Ладария всегда.


там вдали

Гагра. Дела давно минувших дней. 2011 год.

Оригинал взят у spupper в Как я провёл этим летом. 2011 год.

8. Дела давно минувших дней




Честно говоря, я надеялся, что дорожка, по которой я иду, рано или поздно должна вывести меня в Гагрипшское ущелье. Но, поскольку туда я тоже никогда не заходил и не представлял, как оно выглядит изнутри, я, пока шёл, предположил, что дорожка является частью ярусного парка какого-нибудь пансионата, наподобие того, что я видел на горе, выше санатория "Москва". Ничего другого, исходя из схожего пейзажа местности, мне воображение не рисовало.



Однако, очередной поворот открыл моему взгляду, как дорожка уткнулась в ворота ещё одного особняка. Кроме стороны, откуда я пришёл, со всех остальных сторон его закрывают сырые и тенистые заросли. Снизу, с побережья, этого домика я не замечал, по-этому он никогда не был объектом моего интереса. От ранее освоенных мною принцевских построек он отличался своей уединенностью и сдержанностью архитектурных деталей.






Collapse )




>> 9. Последняя загадка принцевской тропы.


<< На главную

там вдали

Восточная Абхазия. 2010 год.

Оригинал взят у spupper в Как я провел этим летом. 2010 год.

15. Большое путешествие. Засухумье.





В автобусе, под размеренное мурлыканье экскурсовода, я размышлял о том, что, чем дальше мы удаляемся от Сухума, тем сильнее меня окутывает какая-то пелена умиротворенности и спокойствия, охватывает чувство осознания причастности к вечному.

За окном пробегали живописные пейзажи, достойные быть запечатленными художником. Мелькали, залитые утренним, еще не палящим, солнцем, заброшенные чайные плантации и виноградники. Горы все дальше отступали вглубь суши и сплошным гигантским забором возвышались на том конце обширных полей. Только провалы ущелий, казавшиеся издалека узкими трещинками, показывали глубину и объём этой монолитной стены. Машин встречалось очень мало. Пеших людей - еще меньше.

Во всем этом чувствовалось нечто глобальное, неизведанное, не подвластное никакому вмешательству цивилизации.

По большей части все эти картинки так и остались только в моей памяти...

Недалеко от трассы располагается Село Дранда. Здешние села совсем не напоминают Гагрско-Афонскую Абхазию, к которой я привык: с горами, подходящими близко к морю, шумными отдыхающими и соответствующей инфраструктурой. Если бы меня привезли с закрытыми глазами вот в такое место, сказал бы, что это - где-то под Москвой.




Collapse )






Драндский монастырь с фрагментом римской кладки.









Рядом - единственная в Абхазии тюрьма. Место живописнейшее!

Примечательно, что за стеной во всю орала попсовая музычка и раздавались звуки и возгласы, характерные для игры в нарды или домино. Охранники (молодые ребятки-срочники), которые расположились на вытащенной под тень деревьев кровати, подошли к группе послушать экскурсовода и посмотреть на девочек. Я спросил у них: «Кто это там развлекается?». Они ответили: «Зеки, им не запрещено».






Запомнилась дорога, ведущая от Очамчиры, через сёла, к Бедийскому храму. Сначала - своей пронзительной прямотой. Потом - столь же заметно навязчивым петлянием и нырянием вверх-вниз между домиками абхазских и мегрельских сел, переходящих одно в другое. И, нужно отметить, что даже из окна автомобиля, чувствовалось живое дыхание быта и уклада жизни абхазской глубинки. Людей и здесь встречалось мало, хотя большинство домов и дворов были хорошо ухожены. Высоких и глухих заборов, видимо, делать здесь не принято. По-этому можно было хорошо разглядеть хозяйство.

В то же время, около трети домов брошены. Все общественные здания: магазинчики, административные и совхозные постройки, школы, - можно назвать только бывшими. Подавляющее их большинство не имеет ничего, кроме стен.







Меня очень заинтересовали какие-то веранды, во многих дворах пристроенные к заборам у дороги. Одни были скромные, на других могло уместиться и два десятка человек. Под крышей обязательно стояли стол и скамейки, а на некоторых даже телевизоры. На стене висели портреты. Экскурсовод не смогла объяснить их назначение и обратилась к водителю. Он объяснил, что это - родовые кладбища. И такое объяснение было еще более удивительно, чем сам их вид.

Фото взято с сайта www.marshruty.ru









По дороге было много чего интересного и фотоинтересного. Вот только просить остановиться с такой обширной программой и в такой большой компании бесполезно. Но в одном месте остановиться просили все.




Это – буйволы села Агубедия. Животные сколь мощные, столь и благородно спокойные. Если пытаться приблизиться к ним, встают и чинно, с сожалением, но без обиды, вылезают из своего "уютного" влажного лежбища и отходят в сторону. Они как бы осознают собственную силу, но, ввиду своего благородства, им неловко связываться с этими шумными, суетливыми двуногими существами – людьми.






Это - тунг. После революции в Абхазии были созданы целые плантации тунгового дерева. Оно было важным стратегическим сырьем, т.к. его использовали для изготовления машинного масла. Плоды этого дерева похожи на яблоки, но очень ядовиты.






А вот и сам Бедийский храм. Многие думают, что фильм «Олимпиус инферно» про войну в Южной Осетии снимали в самой Осетии. Ан – нет. Фильм снимали в Очамчире и окресностях. И эти завораживающие виды мелькают в начале фильма.












Поднявшись на плато, где стоит этот древний храм, окруженный с трех сторон высокими обрывами, ощущаешь внезапное спокойствие и отрешенность от всей мирской суеты. Причем, на этой не широкой, вобщем-то, площадке очень отчетливо слышно все, что одновременно делается там, внизу, со всех трех сторон. Где-то тарахтит трактор... Вот женщина на непонятном языке отчитывает своего ребенка... Откуда-то слышны звуки пилы, где-то ржут лошади... Они, там внизу, друг друга не слышат, они по разные стороны плато, а ты слышишь и видишь всю громадную панораму. При этом не различаешь отдельные маленькие детальки, которые составляют эту разноцвеную мозаику жизни, а воспринимаешь всю картину целиком, находясь и физически, и мысленно как бы над ней. Эти ощущения, наверное, испытывает господь, когда смотрит на Землю.






























В Ткуарчал мы заехали, но ничего, кроме общей панорамы и бывшего парка аттракционов не видели. Не говоря уже о Джантухе и Акармаре.








Гупский водопад. Вобщем-то места, кроме самого водопада, живописностью не поразили. Говорят нужно идти к нему сверху – там интереснее. Отмечу только, что вода в речке была очень теплая. В озерце, под водопадом можно было сидеть не замерзая хоть полчаса. Я же думал, что горные речки должны быть обязательно ледяными.






Еще на водопаде, может ввиду его не особой интересности, забавлялся местный… м-м-м… Аниматор? Во всяком случае, уставший под вечер народ он повеселил карабканьем на 20-ти метровую высоту по скользким камням, несколькими захватывающими прыжками вниз головой в каменную чашу озера и царапанием на скале памятной надписи.









После пикника на водопаде разморенные тетушки-экскурсанты добрались наконец обратно по речке до родного автобуса.

На обратном пути пели советские и детские песни.

А в это время с великолепных гор сползал синеющий вечер. Белый новенький микроавтобус, неспешно бредущий по дорогам абхазской глубинки, осеняющий окрестные сёла пионерским задором, для немногочисленных местных жителей был, мягко говоря, в диковинку. Они задумчиво останавливались и провожали нас долгим печальным взглядом. О чем они думали, глядя на нас? Может, вспоминали, как когда-то в молодости, вот такие же уставшие, но веселые возвращались с работы из колхоза в свои полные жизни дома…






Последняя остановка - в Кындыге. Ни сил, ни настроения купаться в сероводородных источниках на ночь глядя, когда домой ехать еще три часа, у большинства из группы не возникло. Но всегда найдется пара человек, которым по кайфу что-то не общеприятное.






Было уже не весело. Ззавтра я должен был еще ехать на Альпийские луга – тоже рано утром. Остаток пути ехали уже молча. Все спали, я нервничал.

Пару слов о том, как же я попал на эту экскурсию и о причинах неоправданных ожиданий.

Я просто связался с организатором (контакты нашел на www.abhazia.com) и спросил, можно ли устроить поездку на день в Ткуарчал, с заездом в Бедию. Она конечно сразу пообещала. Но я был один, по-этому она под меня искала группу. Две с половиной недели мы сней перезванивались. Даже один раз уже время было назначено на следуещее утро. Но в полдвенадцатого ночи она дала отбой, со смешными объяснениями. И в этот-то раз, я, когда вышел в семь утра к месту встречи, очень сомневался, что куда-то уеду. Но, видимо, она нашла две компании (одна в Гагре, другая - в Сухуме), которые хотели по Восточной Абхазии, каждые в свои места. Всех объединила, нашла большой микроавтобус и получился такой компот. При всем при том, что стоило это не дешево. Вобщем, у меня еще по ходу общения по телефону о ней сложилось мнение, что это скользкий человек, своего не упустит. Но очень хотелось из Гагры поехать, а не из Сухума. Да и мнения о ней разные слышал. Вот теперь знаю.



Остается добавить, что наша организатор-экскурсовод оставила нас, сойдя в Сухуме. А водитель (сам он эшерский), державший себя при ней любезно, всю оставшуюся дорогу чертыхался. Оказывается и его она тоже, мягко говоря, ввела в заблуждение, относительно обширности нашего маршрута: «Таких экскурсий никогда у меня не было, чтоб за один день пол Абхазии объехать, да еще на ночь глядя таксистом работать!» Вдобавок ко всему при въезде в Гагру стало тошнить девочку. Мы остановились, впрочем, как всегда в таких случаях, поздно. Когда стали отъезжать от обочины, в темноте провалились колесом в открытый люк.



Когда, около полуночи, я заявился домой, все уже спали. Лишь жена не легла - меня дожидалась. Только она не разговаривала со мной до утра.



Утром было пасмурно и Альпийские луга отменились. Конечно, я бы просто перенес назавтра, но это был предпоследний день. Так что, если учитывать, что Ткуарчал и Турецкую крепость в Цандрипшском ущелье я так и не видел, на следующее лето уже сейчас намечается обширная программа.




>> 16. На десерт.


<< На главную

там вдали

Гагра. Дворец Его Императорского Высочества

Оригинал взят у spupper в post


Дворец Его Императорского Высочества






"Над Гаграми, на скале — прекрасен и грозен — высится замок, он был когда-то собственностью принца Ольденбургского. Теперь там малярийная станция, а наверху живут одиночки-жильцы. Чудесное зданье вовсе не использовано, содержится в позорно грязном виде, никому до него нет дела. Как только спустился с лесенок замка — прямо в садик. В садике круглый серый фонтан, в фонтане плавают черные миноги, трутся о холодеющие черные бутыли вина. За столиками в саду всегда людно".







Таким увидел знаменитый дворец советский писатель Дмитрий Фурманов, побывавший в Гаграх в 1926 году. Сегодня здание, некогда бывшее шикарным дворцом - это бесформенная и неопрятная каменная громада, которая нависает над шоссе при въезде в Гагру. Если бы Фурманову довелось вновь увидеть его теперь, то, думается, оно поразило бы писателя своим запустением и некчемностью гораздо сильнее.



Collapse )
там вдали

Гагры. Остатки былой роскоши

Оригинал взят у oldcolor в Гагры. Остатки былой роскоши
Во время своего часового забега по Гаграм в прошлом году я так и не успел сделать там одно из самых интересных фотосравнений с Прокудиным-Горским. К счастью, один из френдов нашего блога сумел не только снять руины бывшей Новой гостиницы, но собрать интереснейший исторический материал!

Оригинал взят у spupper в Остатки былой роскоши

Пасмурным весенним утром, уже привычно для последних своих гагрских каникул, я оседлал велосипед. По традиции, хотя бы раз в сезон, я обязательно наведываюсь на верхнюю дорогу к старым «замкам». Там всегда прохладно, тихо и немноголюдно. Сначала я нанес визит во дворец принца Ольденбургского, чтобы убедиться в минимальных изменениях тамошней обстановки с моего последнего посещения около четырёх лет назад. Но об этом я расскажу в другой раз.

Дальше я отправился по дороге в восточном направлении и, доехав до «Колхиды», спустился на дорожку уровнем ниже, где располагается ресторан «Гагрипш». Справа от него находятся руины, которые и были целью моей прогулки этого дня.

Гагры. Новая гостиница. 1912-2015.jpg

Collapse )
там вдали

Дворец принца Ольденбургского в Гаграх: прошлое и настоящее

Оригинал взят у oldcolor в Дворец принца Ольденбургского в Гаграх: прошлое и настоящее
Попытался сделать новый, "пиксельный" вариант реставрации снимка Прокудина-Горского ‘Гагры. Вид дворца [принца Ольденбургского] с пристани’. Исправил сотни наиболее заметных дефектов эмульсионного слоя, но тысячи микроповреждений всё равно остаются (их можно увидеть только при зуме).
А о драматической истории этого замечательного памятника лучше раскажет настоящий знаток Старых Гагр наш френд Сергей Прохоров.


Высокое разрешение

Оригинал взят у spupper в post

Дворец Его Императорского Высочества

"Над Гаграми, на скале — прекрасен и грозен — высится замок, он был когда-то собственностью принца Ольденбургского. Теперь там малярийная станция, а наверху живут одиночки-жильцы. Чудесное зданье вовсе не использовано, содержится в позорно грязном виде, никому до него нет дела. Как только спустился с лесенок замка — прямо в садик. В садике круглый серый фонтан, в фонтане плавают черные миноги, трутся о холодеющие черные бутыли вина. За столиками в саду всегда людно".

Таким увидел знаменитый дворец советский писатель Дмитрий Фурманов, побывавший в Гаграх в 1926 году. Сегодня здание, некогда бывшее шикарным дворцом - это бесформенная и неопрятная каменная громада, которая нависает над шоссе при въезде в Гагру. Если бы Фурманову довелось вновь увидеть его теперь, то, думается, оно поразило бы писателя своим запустением и некчемностью гораздо сильнее.

Collapse )

там вдали

Бегущая по волнам: Констанс Маркевич

Оригинал взят у borisakunin в Бегущая по волнам
Скажу сразу: эта дама – не героиня моего романа. Хотя чуть было ею не стала. Я искал именно такой прототип для одного женского персонажа, и нашел его of all places  в Ирландии. Задуманный роман не состоялся, а типаж интересный. И весьма, весьма современный.
     Есть люди, чаще всего  женщины, которые так быстро реагируют на веяния времени, что со стороны кажется, будто это они своими действиями меняют время, а не наоборот. На самом деле они просто предчувствуют изменения и бегут по волнам – туда, куда через мгновение подует ветер.
     Именно такой, как мне кажется, была графиня Маркевич. Впрочем, как уже было сказано, это героиня не моего романа и, возможно, я к ней несправедлив.
     За пределами «Зеленого Острова» Констанс Маркевич малоизвестна, а среди читателей моего блога  ирландцев, я полагаю, немного, поэтому я просто коротко перескажу события этой  богатой событиями жизни. Посредством картинок - они нагляднее, чем текст, продемонстрируют эту поразительную способность к мимикрии.

     Вот Констанс в ранней молодости - такая викторианская незабудка:
Collapse )




ФИЛОСОФСКОЕ

Арзик Тарба и Зюба Агрба

Только что просмотрел давний сюжет Кати Бебия на тв про Арзика Тарба и Зюбу Агрба. Раньше не видел этогй съемки, хотя очень давняя съемка, была сделана сразу после войны. Какие они были! Господи, какие они были! Сколько энергии от них шло. А когда я увидел, как они вдвоём снимаются  на видео и танцуют вдвоём потешные танцы, и делают это так страстно, я просто едва сдержал слезы, хотя уже не думал, что что-то еще, или уже, может меня еще так смять.
Я часто слышу о том, что если бы Арзик был жив, то мы были бы другие. Так редко о ком говорят. А ведь он тогда был таким молодым. Я уверен в том, что мы бы сегодня были бы лучше, и чище, и смелее, и добрее, и не терпели бы вокруг себя столько лжи, фальши, зависти, если бы Арзик и Зюба были бы сегодня с нами.
Сегодня Арзику было бы 42 года.
Поклон им.


Арзик Тарба с одноклассниками


Арзик


Зюба

ФИЛОСОФСКОЕ

Вячеслав Чирикба. «Убыхский народ практически сгорел в борьбе за свободу»

Убыхи жили между абхазами и адыгами, и, естественно, у них ощутимо абхазское влияние. Но еще сильнее было адыгское влияние. Повторю, что в принципе, они все прекрасно понимают, что абхазы, адыги, убыхи – это близкородственные народы. И что нам надо держаться вместе, чтобы сохраниться.

Collapse )