Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

там вдали

Абхазский язык: камо грядеши.

Сейчас в воздухе витают только три новости и все не самые лучшие: ситуация в Белоруссии, состояние здоровья Навального, и странный приказ министерства просвещения и языковой политики Абхазии о недопущении поступления лиц абхазской национальности в иные школы, кроме абхазских, типо такая вот дискриминация по этническому принципу. Короче мы в топе плохих новостей.

Чувствую, что в ближайшие годы мы переместим наш пристальный взгляд на функциональность работы государственных органов по реализации Закона «О государственном языке». Не читая его, но всегда апеллируя к нему. В это время параллельно будут проистекать более важные события, которые особо нуждается в общественном внимании, но, судя по всему, не до них будет) Запущено окно Овертона, и никто не знает для какой иной реальной цели.

Никто в стране, включая людей не титульной национальности, не подвергал сомнению необходимость изучения абхазского языка. Но мало сказать НАДО, важно сказать как это сделать, без ущерба образования детей подпадающих под данное экспериментальное решение. Зачем нам еще одно потерянное поколение во имя амбиций других.  Полный переход на обучение на государственном языке нуждается в специальном финансировании и подготовительном процессе.  И он многоступенчатый, не зависящий от сиюминутного желания кого-либо сделать что-то хорошее. Делайте, но думайте о последствиях, если это действительно является для вас архиважной проблемой.

Одно только не пойму, как можно такие важные и судьбоносные решения, а просвещение, и запреты в реализации права на образование и свободный выбор именно базовые, принимать ведомственным приказом, замещая Конституцию, Закон о языке, Указ Президента или распоряжение Премьер-министра. Камо грядеши!

PS Приказ отменен Распоряжением премьер-министра, что уже хорошо, но лавина запущена и осадок остался
там вдали

Маргарита Глебовна Ладария

Ушла от нас Маргарита Глебовна Ладария, доктор филологических наук, профессор Абхазского госуниверситета. Еще пару лет назад, в свои 90 лет, она читала лекции студентам. С каждым таким уходом, я ощущаю незащищенной свою страну, ибо такого уровня ученые, интеллигенция, формируется столетиями.
Она была олицетворением для меня невероятной красоты, тонкости, интеллигентности, хрупкости и силы. Вот насколько Маргарита Глебовна была вежлива и мягка в обращении с людьми, настолько много внутренней стали, силы, было в ней, базировавшихся на величайших ценностях, культуре, масштабности, благодаря носителям которых наш народ сохранился и всегда имел своё незабываемое лицо.
Как особую награду воспринимаю время в АГУ, когда я там учился, хоть и на историческом факультете. Когда Маргарита Глебована проходила по коридору мы невольно останавливались и прижимались к стене. Не от страха, а от восхищения и безмерного уважения. Когда через несколько лет я пришел работать в АГУ в качестве преподавателя, гордился тем, что мне выпала честь работать с непревзойденными мэтрами нашего университета, в первых рядах которого была наш замечательней тургеневед.
Через очень много лет, она как-то случайно встретила меня в коридоре и поздоровавшись первой, ласково и величественно, а так могла только она, сказала мне: - «Я до сих пор с удовольствием вспоминаю нашу поездку по средневековым памятникам Абхазии, которую Вы для нас организовали. Было очень интересно». Я чуть не задохнулся от восторга и счастья, но волнуясь даже не успел ей ответить что-либо. А ведь с той поездки прошло лет десять. А когда на презентации одного журнала, к которому я имел отношение, она охарактеризовала мои рассказы как журчащие, ну практически похвалила, я просто не смог заснуть ночью, ибо всегда знал, что Маргарита Глебовна, никогда, ни при каких обстоятельствах не могла сказать то, что противно было ее духу и пониманию хода вещей, даже если бы это был ее сын.
Мы будем помнить Маргариту Глебовну Ладария всегда.


размышление

Прощание с Вадимом Викторовичем Бжания.

Сегодня простились с Вадимом Викторовичем Бжания.
217505_156507917744716_1474200_n Он ушел неожиданно. На вид окружающих всегда был подтянут, здоров. Трудно было представить что недавно справляли его 80-летний юбилей (http://abaza.tv/news/?ID=672) , ибо выглядел он всегда подтянутым, спортивным. Молодым.  Даже недавно ездил в командировку в Македонию на семинар по современным технологиям паспортизации памятников культуры.  И такой  вот неожиданный  уход.

С его именем ассоциируется замечательный период в истории археологии Абхазии, когда он быстро сколотил группу молодых,  из студентов и выпускников различных вузов,  на базе Причерноморской археологической экспедиции. В ней,  в разное время,  были Мушни Хварцкия, Демур Бжания,  Лаша Когония, Анзор Агумаа, которых уже нет с нами, Алик Габелия, Ульян Бенони, Зурик Хибба, Зураб Мхондзия  и я. Практически постоянно в те предвоенные годы с нами работали все лето,  за полевой поек гречневой каши, наши друзья Ахра и Батал Бжания, которые практически воспринимались нами уже законченными археологами, но выбор профессии был, тем не мене иной.  Попозже к нам присоединились, Аркадий Джопуа, Руслан Барциц, Гарик Сангулия.  

Вадим Викторович одних из немногих абхазских ученных, который сумел создать свою школу исследователей. Может быть, судьба сложилась бы у многих иначе, и я уверен в этом, не  случись война, на которой двое погибли, я отстранился от археологии, кто-то, на какой-то период,  увлекся иными делами. Даже если взять во внимание то,  что Анзор Агумаа практически был с Вадимом у ситоков создания картотеки архитектурных памятников Абхазии всех времен, это уже огромнейший вклад в сохранение культурного наследия страны. Изданная книга о палеолите Абхазии на примере пещеры Мачагуа, которую исследовал  Мушни Хврацкия, через много лет после его гибели, является сегодня одним из колоссальнейших трудов по древнейшей истории Абхазии.
Вадим Викторович был удивительно демократичен в отношениях с нами. Никогда не позволял давления ни на выбор тем исследований, ни на выбор в дальнейшем наших жизненных путей, которые периодически расходились с археологией.  Он сумел создать некую атмосферу в своей полевой школе, в которой витали,  наряду с кропотливой полевой работой,  свобода, философские размышления о будущем Абхазии. Экспедиции, в которых в дальнейшем мы работали раздельно,  и в различных местах, будь то в Бамборах, Хуапе, Тамыше, Гагре, Псху, Сухуме и других, становились местом паломничества абхазской интеллигенции, из которых многие стали выдающимися людьми:
президентами, министрами, дипломатами, учеными, писателями, художниками, режиссёрами, учителями, профессорами,  известными журналистами, лидерами освободительного движения, героями войны.  В этом была заслуга в первую очередь Вадима Викторовича, который сумел создать ту необыкновенную  атмосферу в рамках своей археологической экспедиции, которая потом стала обычной и привычной  во всех иных экспедициях, в которым мы работали, постепенно отпочковываясь от своего учителя.

216998_156507947744713_7206036_n217505_156507917744716_1474200_n

293376_225126397549534_1474923957_n294716_225125717549602_366705375_n

300782_225126327549541_1423795228_n301432_225126294216211_1964048089_n

317497_225125684216272_2105141537_n
ФИЛОСОФСКОЕ

Министр обороны Грузии - ученик армянофобов Голицына и Величко - Дмитрий Шашкин сбежал из страны.

Оригинал взят уhaydukв Министр обороны Грузии - ученик армянофобов Голицына и Величко - Дмитрий Шашкин сбежал из страны.
Оригинал взят уjavakhkв О национальных особенностях покидания тонущего корабля…
Грузию покинул Дмитрий Шашкин – министр обороны Грузии, соратник президента Грузии. Саакашвили даже говорил, что Шашкин может когда-то сам стать президентом Грузии!

Министром обороны Шашкин был с июля 2012г.. Ранее с декабря 2009г. по июль 2012г. министр образования и науки Грузии. С февраля по декабрь 2009г. занимал пост министра исполнения наказаний, пробации и юридической помощи Грузии. По национальности он числится русским. Родился в Тифлисе в 1975г., где и окончил юридический факультет Тбилисского государственного университета.

Сразу до последних парламентских выборов он благоразумно отправился «с рабочим визитом» в США, откуда так и не возвратился. Сегодня же он распространил через свою страницу Facebook сообщение, в которой говорилось о том, что он «принял решение покинуть Грузию».

Oн один из плеяды деятелей типа Панфилова, Байбурта, Ганапольского и т.д., которые мастерски используют грузинские национальные фобии и слабости. Грузия нуждается в чужом восхищении; и чужак удовлетворивший это чувство может делать в Грузии все что захочет. Ну, или почти все...

Нам вундеркинд-тюремьщик-ученый-полководец Шашкин запомнился своими сумашедшими шагами в отношении армянких школ. Даже шовинист Гамсахурдия не делел с армянскими школами того, что сделал Шашкин. Сначала правления Саакашвили в армянских школах Джавахка, Грузии началось увеличение преподавания грузинского. Это в целом понятный процесс, т.к. в советские годы грузинского преподавания в Джавахке почти не было. Но почувствовав выигрышное поле для «маленькой победоносной войны» Шашкин (а может Саакашвили руками Шашкина?) стал просто искоренять армянское преподавание. Это раздражало как Джавахк так и Армению и Диаспору. При этом, как часто бывает с лжецами, Шашкин часто давал обещания – в том числе и на оффициалном уровне своим коллегам в Армении – и неожиданно для себя забывал их. О его обещаниях министру Ашотяну я не раз писал. Вот к примеру старые посты:

Грузия на пороге совершения одной из серьезнейших ошибок
Ашотян об образовательных проблемах Джавахка
Xорошая новость :-)
Шашкин солгал?!


За последние годы одним из серьезнейших раздражителй общественного мненеия в Армении были именно Шашкинские наезды на армянские школы. Надеюсь новые власти смогут исправить шашкинкие ошибки!
там вдали

Башаран-колледж и проблемы реформирования системы обучения

Одной собачке хозяин по частям отрезал хвостик. Жалко было, не мог решиться сразу на всю процедуру. Я вот подумал , что у нас многие проблемы решаются таким образом. Не знаю в чем причина. Конечно, в первую очередь, проблема кроется в эффективности власти, отсутствия реального и сильного Парламента, но во многом это зависит  и от состояния гражданского общества. Можно сказать, что и то и другое нуждается в осмыслении. Почему я это вдруг, да вот с утра думаю о Башаране. Ясно что надо раз и навсегда поставить точки в решении данного вопроса. Но ни в коем случае не надо отодвигать решение проблемы на потом. И раоз каждый год общественность бунтует против его закрытия, значит надо не возмущаться, а задуматься в чем тут причины и какие мотивы. Но каждый год продлевать учебный год, это никак не шепните проблемы, а признание несостоятельности в принятии решил: сбалансированного и единствнно верного. И опять таки налицо отсутствие видения стратегического будущего, воли к реформированию системы образования, всегда будет проблемной зоной. Поэтому данную проблему надо изучать и решать. И тут не просто надо принять новый  Закон об образовании и навесить эту проблему на Парламент, а внимательно изучить  ситуацию в этой сфере, используя имеющиеся человеческие ресурсы, и продумать  шаги и планы: краткосрочные и долгосрочные. И только тогда можно принять закон, который будет соответствовать реалиям сегоняшнего дня с прицелом на изменяющийся  мир. Думаю без этого, мы так и будем оставаться местечковым государством, где прогнозы экспертов будут заменяться предсказаними оракулов.   
там вдали

Самсон и Бабуца, или история одной женитьбы

Самсон и Бабуца, или история одной женитьбы

Родом мы из села Лыхны, где расположена знаменитая поляна, на которой абхазы издревле изъявляли свою волю. Украшением священной поляны, одной из семи главных святынь абхазов,  являются сохранившийся в первозданной красоте храм Успения Богородицы 8-10 века, позже ставший усыпальницей последних абхазских владетельных князей, развалины царской резиденции и величественные липы по краям поляны. Самой старой из них более 300 лет. Возле храма Богородицы, на окраине поляны,  стоит липа помоложе.  Если взобраться на нее, то открывается хороший обзор на всю  поляну и старый дворец абхазских царей. Говорят, что в 1864 году полковник Коньяр именно на этой священной поляне изъявил волю абхазам от русского царя. Тогда он собрал народ и с пафосом сообщил им новость, которая еще, возможно, и не дошла до далекой провинции империи, о том, что русский царь отменил крепостное право и дарует свободу всем крестьянам, в том числе и абхазам, и что теперь они могут выкупать свои земли. Когда до крестьян дошел смысл послания, они  возмутились и ответили посланнику царя, что абхазы никогда не были крепостными и тем более не зависели от царя, и поэтому, дескать,  им никто не может даровать свободу, которую у них никто и не отнимал. А земли, которые им предлагают выкупить, принадлежат им испокон веков, и они не собираются выкупать то, что принадлежит им по праву. Посланник царя трижды объявил им волю царя. И трижды  собравшиеся на поляне абхазы  ответили ему  и сопровождавшим полковника  людям,  что земля по праву  и  испокон веков  принадлежала им,  абхазам.  Хотя думаю, не то что полковник,  а и сейчас многие не понимают того, что тогда не понравилось абхазам. Когда же он попытался сказать это в четвертый раз, один из них, сидевший как раз на самой молодой липе, выстрелил в него и сразил насмерть. Если точнее, то в этот день возмутившимися абхазами были убиты, помимо начальника  Сухумского военного отдела полковника  Коньяра,  еще несколько чиновников и более 50 казаков. Началась перестрелка, потом переросшая в Лыхненское восстание, которое вскоре было жестоко подавлено. Зачинщики смуты, стрелявший и двое его друзей,  были сосланы на каторгу в Сибирь. Остальных, несогласных с волей царя,  вынудили отправиться в махаджирство, изгнание на чужбину. Так началась первая волна насильственных переселений абхазов  в страны  Ближнего Востока.


Collapse )

там вдали

Последний звонок. Скорбь.

Молодой человек решился на суицид. Не выдержал всех проблем, навалившихся на его нелегкие плечи. Тех проблем,  которым взрослые не придают значения, и с улыбкой, шутками от слабости своей  уходят от разговоров. Он дал смерти время и четко обозначил его конкретным днем.

Это должно было произойти в последний звонок, 25 мая.

Думаю он решил, что если в этот день ему все-таки  выставят двойки,  и оставят на второй год, то видимо он не зря думает,  что все напасти на его голову свыше, и   что основа всех проблем он сам. И он просил не делать учителей этого.Он просил их дать ему всего лишь возможность доучиться со своими друзьями.  И ведь  никто и не сомневался, что лучше учиться, чем в прошлом году, он не будет. Он просил не оставлять его в 10 классе на второй год, иначе, сказал они им, они доведут его до самоубийства. Сказал шутливо. И ему шутливо-зло ему ответили, что не умрут от сего факта. То что шутливо, уже могло вызвать у них подозрение, в том что он не шутит. Он редко шутил. Вообще был молчалив и суров не по годам.

В последний день своей жизни его одноклассники шли отмечать окончание школы в апацху. Он не пошел с ним. Улыбался, как никогда, шутил, был веселым. Вообще то по жизни был очень застенчивым и неразговорчивым, хоть и лидером в классе. И вроде как проскользнуло у него, мол, мы уже и не одноклассники, и, может быть,  больше не увидимся. Он так ослепительно улыбался, что вызвал у них только улыбку. Не более того. И ушел, один, домой. А дома никого не было . И он остался один на один со смертью в глаза и со своей надорванной душой.  И все закончилось так как закончилось.

Я не видел его последние полтора месяца, и когда неделю назад заехал к ним не узнал его. Он вырос сантиметров на 20. Стал намного выше меня. Заросшие русые волосы  кудрились локонами на плечи. Я подумал:  Господи, как на парик похоже. Зеленоватые глаза, и скрытая улыбочка в себе. Матовый цвет лица. Такие лица делают нанося массу кремов для журнальных красавцев. Я был поражен - как он мог вот так вот измениться за пару месяцев. Было невольное сравнение с Ангелом.

Весь дом и хозяйство мужское всегда было на нем . Сызмальства. Огромное хозяйство. Его никто не заставлял. Он сам любил все приколотить, сделать огромный забор, коровники, окна вмонтировать, косить. Никого не подпускал к работе. Мы всегда звали его все к себе:  приколотить, привентить. И он шел к нам ко всем. Тихо, молча, ухмыляясь всегда в себя, со своими инструментами, к которым никого не подпускал. Он хотел жить в деревне, в своем доме. До старости.  Всегда общаясь с землей, как все его предки. Он не хотел стать профессором, и даже тогда в школе дал обещание, что никогда их не опозорит,  и не пойдет никуда учиться дальше, просто пусть дадут возможность получить аттестат. Они выставили ему не обычные оценки. То был  приговор.  И потом правильный, потому что он действительно не знал на тройки многих предметов. Ничего не изменилось, впрочем за предыдущие годы. Ну вот не получалось у него в школе так , как в хозяйстве. Но не углядеть того,  что твориться в душе подростка за все годы, непростительно.  Для учителей тоже. Может быть даже в особенности. С себя вины не снимаю.

Отца его убили,  когда он находился в утробе матери. Практически он был свидетелем этого жуткого события. Так вот и прошло его детство. Без отца. Дом в вечном трауре. Брат отца погиб на войне. Бабушка и мать воспитывали его и старшего брата. Наконец-то они выросли. Наконец-то бабушка его собралась с силами и духом, надеясь на то, что внуки ее возьмут все на себя. Он был очень привязан к бабушке. Ходил за ней всегда, отступив на пару шагов. Не мог терпеть, когда не видел ее пару часов возле себя. Уже с детства,  делая непосильную работу, он не позволял ей помогать. Но хотел, чтоб она стояла всегда рядом. Советовался с ней как лучше сделать. А она всегда соглашалась с ним. И он любил, чтоб она  приносила ему попить воды. Как взрослому мужчине, которого так не хватало у них в доме. На троих мальчиков-внуков двое погибших отцов-братьев.

Он как будто, вернее наверняка,  готовился к этому. И срок назначил. Последний звонок. Как испытание. Звонок получился для него как набат печали. Покосив все вокруг кладбища, прибрав все вокруг дома, прибрав хозяйство, слегка все подремонтировав дома.

Мы виноваты в том, что не поняли того, с чем он борется внутри себя. Все. И родные, и друзья, и учителя. Просмотрели. И никто себе теперь этого не простит. А его нет.

Он ушел. С ослепительной улыбкой на лице. Таким его видели в последний раз. Он не стал этого делать в доме, который любил. Он сделал это в  пристройке, словно понимая, что им нелегко будет после этого жить в доме. Все продумал.  Но не остановил себя. Не нашел сил, растратил их.

Нам сочувствовали. А мне было тяжело принимать сочувствия. Нас должны были все оплакивать, а мы оплакиваем его. А слез нет. Как его оплакивать. Экзюпери сказал, что мы несем ответственность за тех, кого приручаем. Это о животных, хотя и о друзьях, естественно. Что мы делаем с ними? С нашими детьми?  Почему у нас нет ни времени, ни сил, а порой и желания, встать на их место, и понять, что по силе эмоциональной своей, они переживают  чувства более трагично чем мы,  взрослые. Но только справиться одни с этим не могут. А мы рядом. Параллельно. В скорлупе своих страхов, усталости, нежелания и невозможности уже понять. 

Ему было Шестнадцать. Всего. Он прожил ее как глубокий старец. Сам, один. Почти один. Почти не прося о помощи. Только бабушка его , чувствую видимо нутром своим беду, никогда его не бранила, и не укоряла,лелеяла. Но не спасла. Мало видимо этого было.  

Не стал бы я писать об этом сегодня. Не было сил. Но понял что надо. А еще прочел у Ели, http://elya-djika.livejournal.com/478592.html,  и понял что надо. Легче не стало мне. И думаю, не станет уже никогда.

там вдали

О чем стесняется сказать апсныпресс

Столько шуму из-за инцидента с польским журналистом.

Даю вам две ссылки. Большего оно не стоит. Думаю, что правоохранительные органы займутся данным инцидентом по факту ограбления. Однако не стоит делать из этого ПИАР кампанию против Абхазии. Думаю, что в интересах журналиста было вообще умолчать о данном происшествии. Мне не нравятся когда журналисты, или люди любых профессий, иностранцы или наши граждане выпивают в дупель с школьниками в такое позднее время на пустынных улицах. Не думаю, что он беседовал с ним о политике и о способах разрешения абхазо0грузинского конфликта. Насколько я знаю в любой демократической, европейской стране на людей старшего возраста,  которые устраивают такие вот прогулки,  возбуждается уголовное дело. Подпаивать школьников, и потом к ним приставать. Господи, это уже ни в какие рамки не входит. Если он приставал бы к мужчинам совершеннолетним, то это на их совести и на степени терпимости тех, с кем он в подвипитии общался.  Но я точно знаю, что я бы не хотел бы,  чтоб в моей стране спаивали школьников подростков,  и тем более домогались их нетрадиционным, да и традиционным способом. Они все-таки школьники.

Так что  господа, не делайте политики на этом.

Не стал бы писать об этом, но столько политической истерии по данному поводу, и столько вопросов. А дело в том, что… короче в том и дело, что так нельзя.


Collapse )

Collapse )