Category: природа

там вдали

Один день в "сталинском раю", 1952 год

Оригинал взят у visualhistory в Один день в "сталинском раю", 1952 год
Очередной фоторепортаж Владислава Микоши, из его коллекции, выложенной на сайте "История России в фотографиях".
Серия называется "На озере Рица". Кто не знает этот чудесный уголок Абхазии?

Группа экскурсантов мчится по горной дороге в открытом автобусе:
1952 Из серии «Озеро Рица». Владислав Микоша.jpg

Сейчас даже самым молодым из этой группы давно за 80...

Collapse )
там вдали

Гагра. Чертов мост. 2011 год.

Оригинал взят у spupper в Как я провёл этим летом. 2011 год.

9. Последняя загадка принцевской тропы





В одной из первых глав я рассказывал о нашей попытке дойти до дальнего водопада в Жоэкварском ущелье. Мы побывали в знаковом месте, изображенном на старых фото, - там где был оборудован водозабор для принцевского водовода. Однако, после прогулки в моем сознании появилась уверенность, что на эту тропу я непременно вернусь. Ведь кроме дальнего водопада, к которому в тот раз нам помешал попасть ливень, мы также не смогли побывать на второй, ближней к побережью, части принцевской тропы. Мы обошли её снизу, по реке.



И вот, спустя год, таким же ранним утром, мы вновь отправились к нашей цели. Правда состав экспедиции несколько отличался от прошлогоднего. Но, как и тогда, возглавлял её наш папа - Хозяин ущелья, как мы его в шутку называем. На этот раз тут же, не отходя от дома, стали подниматься на гору по старой заросшей тропе над бывшей "Чайкой". И это была самая трудная часть всего похода, не считая, конечно, переправы через "Чёртов мост", речь о котором пойдет позже.








Collapse )
там вдали

Гагра. Площадь Гагарина: свежие штрихи к прошлогоднему портрету. 2011 год.

Оригинал взят у spupper в Как я провёл этим летом. 2011 год.

3. Свежие штрихи к прошлогоднему портрету. На пятачке.





Про площадь Гагарина я как-то упоминал мимоходом в том году. Вокруг неё так или иначе вертятся несколько тем и в этот раз. По-этому предлагаю, что называется остановиться здесь и оглядеться. Конечно, перво-наперво, что мы увидим - это громада торгового центра, фонтан "Три грации" и железнодорожный мост. Но ведь важны детали!







Collapse )








Вообще, я люблю снимать здесь, на углу у перехода. Удивительно, но этот маленький пятачок-перекресток вобрал в себя столько интересных ракурсов и деталей! В какую сторону не поверни объектив (а сторон здесь явно больше, чем четыре), везде будет совершенно самодостаточный насыщенный сюжет.






















>> 4. Свежие штрихи к прошлогоднему портрету. Завод в Комсомольском парке.


<< На главную


там вдали

Восточная Абхазия. 2010 год.

Оригинал взят у spupper в Как я провел этим летом. 2010 год.

15. Большое путешествие. Засухумье.





В автобусе, под размеренное мурлыканье экскурсовода, я размышлял о том, что, чем дальше мы удаляемся от Сухума, тем сильнее меня окутывает какая-то пелена умиротворенности и спокойствия, охватывает чувство осознания причастности к вечному.

За окном пробегали живописные пейзажи, достойные быть запечатленными художником. Мелькали, залитые утренним, еще не палящим, солнцем, заброшенные чайные плантации и виноградники. Горы все дальше отступали вглубь суши и сплошным гигантским забором возвышались на том конце обширных полей. Только провалы ущелий, казавшиеся издалека узкими трещинками, показывали глубину и объём этой монолитной стены. Машин встречалось очень мало. Пеших людей - еще меньше.

Во всем этом чувствовалось нечто глобальное, неизведанное, не подвластное никакому вмешательству цивилизации.

По большей части все эти картинки так и остались только в моей памяти...

Недалеко от трассы располагается Село Дранда. Здешние села совсем не напоминают Гагрско-Афонскую Абхазию, к которой я привык: с горами, подходящими близко к морю, шумными отдыхающими и соответствующей инфраструктурой. Если бы меня привезли с закрытыми глазами вот в такое место, сказал бы, что это - где-то под Москвой.




Collapse )






Драндский монастырь с фрагментом римской кладки.









Рядом - единственная в Абхазии тюрьма. Место живописнейшее!

Примечательно, что за стеной во всю орала попсовая музычка и раздавались звуки и возгласы, характерные для игры в нарды или домино. Охранники (молодые ребятки-срочники), которые расположились на вытащенной под тень деревьев кровати, подошли к группе послушать экскурсовода и посмотреть на девочек. Я спросил у них: «Кто это там развлекается?». Они ответили: «Зеки, им не запрещено».






Запомнилась дорога, ведущая от Очамчиры, через сёла, к Бедийскому храму. Сначала - своей пронзительной прямотой. Потом - столь же заметно навязчивым петлянием и нырянием вверх-вниз между домиками абхазских и мегрельских сел, переходящих одно в другое. И, нужно отметить, что даже из окна автомобиля, чувствовалось живое дыхание быта и уклада жизни абхазской глубинки. Людей и здесь встречалось мало, хотя большинство домов и дворов были хорошо ухожены. Высоких и глухих заборов, видимо, делать здесь не принято. По-этому можно было хорошо разглядеть хозяйство.

В то же время, около трети домов брошены. Все общественные здания: магазинчики, административные и совхозные постройки, школы, - можно назвать только бывшими. Подавляющее их большинство не имеет ничего, кроме стен.







Меня очень заинтересовали какие-то веранды, во многих дворах пристроенные к заборам у дороги. Одни были скромные, на других могло уместиться и два десятка человек. Под крышей обязательно стояли стол и скамейки, а на некоторых даже телевизоры. На стене висели портреты. Экскурсовод не смогла объяснить их назначение и обратилась к водителю. Он объяснил, что это - родовые кладбища. И такое объяснение было еще более удивительно, чем сам их вид.

Фото взято с сайта www.marshruty.ru









По дороге было много чего интересного и фотоинтересного. Вот только просить остановиться с такой обширной программой и в такой большой компании бесполезно. Но в одном месте остановиться просили все.




Это – буйволы села Агубедия. Животные сколь мощные, столь и благородно спокойные. Если пытаться приблизиться к ним, встают и чинно, с сожалением, но без обиды, вылезают из своего "уютного" влажного лежбища и отходят в сторону. Они как бы осознают собственную силу, но, ввиду своего благородства, им неловко связываться с этими шумными, суетливыми двуногими существами – людьми.






Это - тунг. После революции в Абхазии были созданы целые плантации тунгового дерева. Оно было важным стратегическим сырьем, т.к. его использовали для изготовления машинного масла. Плоды этого дерева похожи на яблоки, но очень ядовиты.






А вот и сам Бедийский храм. Многие думают, что фильм «Олимпиус инферно» про войну в Южной Осетии снимали в самой Осетии. Ан – нет. Фильм снимали в Очамчире и окресностях. И эти завораживающие виды мелькают в начале фильма.












Поднявшись на плато, где стоит этот древний храм, окруженный с трех сторон высокими обрывами, ощущаешь внезапное спокойствие и отрешенность от всей мирской суеты. Причем, на этой не широкой, вобщем-то, площадке очень отчетливо слышно все, что одновременно делается там, внизу, со всех трех сторон. Где-то тарахтит трактор... Вот женщина на непонятном языке отчитывает своего ребенка... Откуда-то слышны звуки пилы, где-то ржут лошади... Они, там внизу, друг друга не слышат, они по разные стороны плато, а ты слышишь и видишь всю громадную панораму. При этом не различаешь отдельные маленькие детальки, которые составляют эту разноцвеную мозаику жизни, а воспринимаешь всю картину целиком, находясь и физически, и мысленно как бы над ней. Эти ощущения, наверное, испытывает господь, когда смотрит на Землю.






























В Ткуарчал мы заехали, но ничего, кроме общей панорамы и бывшего парка аттракционов не видели. Не говоря уже о Джантухе и Акармаре.








Гупский водопад. Вобщем-то места, кроме самого водопада, живописностью не поразили. Говорят нужно идти к нему сверху – там интереснее. Отмечу только, что вода в речке была очень теплая. В озерце, под водопадом можно было сидеть не замерзая хоть полчаса. Я же думал, что горные речки должны быть обязательно ледяными.






Еще на водопаде, может ввиду его не особой интересности, забавлялся местный… м-м-м… Аниматор? Во всяком случае, уставший под вечер народ он повеселил карабканьем на 20-ти метровую высоту по скользким камням, несколькими захватывающими прыжками вниз головой в каменную чашу озера и царапанием на скале памятной надписи.









После пикника на водопаде разморенные тетушки-экскурсанты добрались наконец обратно по речке до родного автобуса.

На обратном пути пели советские и детские песни.

А в это время с великолепных гор сползал синеющий вечер. Белый новенький микроавтобус, неспешно бредущий по дорогам абхазской глубинки, осеняющий окрестные сёла пионерским задором, для немногочисленных местных жителей был, мягко говоря, в диковинку. Они задумчиво останавливались и провожали нас долгим печальным взглядом. О чем они думали, глядя на нас? Может, вспоминали, как когда-то в молодости, вот такие же уставшие, но веселые возвращались с работы из колхоза в свои полные жизни дома…






Последняя остановка - в Кындыге. Ни сил, ни настроения купаться в сероводородных источниках на ночь глядя, когда домой ехать еще три часа, у большинства из группы не возникло. Но всегда найдется пара человек, которым по кайфу что-то не общеприятное.






Было уже не весело. Ззавтра я должен был еще ехать на Альпийские луга – тоже рано утром. Остаток пути ехали уже молча. Все спали, я нервничал.

Пару слов о том, как же я попал на эту экскурсию и о причинах неоправданных ожиданий.

Я просто связался с организатором (контакты нашел на www.abhazia.com) и спросил, можно ли устроить поездку на день в Ткуарчал, с заездом в Бедию. Она конечно сразу пообещала. Но я был один, по-этому она под меня искала группу. Две с половиной недели мы сней перезванивались. Даже один раз уже время было назначено на следуещее утро. Но в полдвенадцатого ночи она дала отбой, со смешными объяснениями. И в этот-то раз, я, когда вышел в семь утра к месту встречи, очень сомневался, что куда-то уеду. Но, видимо, она нашла две компании (одна в Гагре, другая - в Сухуме), которые хотели по Восточной Абхазии, каждые в свои места. Всех объединила, нашла большой микроавтобус и получился такой компот. При всем при том, что стоило это не дешево. Вобщем, у меня еще по ходу общения по телефону о ней сложилось мнение, что это скользкий человек, своего не упустит. Но очень хотелось из Гагры поехать, а не из Сухума. Да и мнения о ней разные слышал. Вот теперь знаю.



Остается добавить, что наша организатор-экскурсовод оставила нас, сойдя в Сухуме. А водитель (сам он эшерский), державший себя при ней любезно, всю оставшуюся дорогу чертыхался. Оказывается и его она тоже, мягко говоря, ввела в заблуждение, относительно обширности нашего маршрута: «Таких экскурсий никогда у меня не было, чтоб за один день пол Абхазии объехать, да еще на ночь глядя таксистом работать!» Вдобавок ко всему при въезде в Гагру стало тошнить девочку. Мы остановились, впрочем, как всегда в таких случаях, поздно. Когда стали отъезжать от обочины, в темноте провалились колесом в открытый люк.



Когда, около полуночи, я заявился домой, все уже спали. Лишь жена не легла - меня дожидалась. Только она не разговаривала со мной до утра.



Утром было пасмурно и Альпийские луга отменились. Конечно, я бы просто перенес назавтра, но это был предпоследний день. Так что, если учитывать, что Ткуарчал и Турецкую крепость в Цандрипшском ущелье я так и не видел, на следующее лето уже сейчас намечается обширная программа.




>> 16. На десерт.


<< На главную

там вдали

Жоэкварское ущелье. 2010 год.

Оригинал взят у spupper в Как я провел этим летом. 2010 год.

7. Два берега


По двум берегам Жоэквары в ущелье идут две улицы. По своему внешнему виду они абсолютно не похожи друг на друга. Одна - узенькая, сырая и темная с деревянными домишками. Другая - с широкой дорогой и несколькими многоквартирными домами.

Впервые мне довелось увидеть эту улицу 8 лет назад. В ту ночь, после первого свидания, я провожал домой свою будущую жену. Я совсем еще не знал города и был в очередной раз поражен внезапной переменой его пейзажей. Шоссе (пр-т. Нартаа) тогда немного освещалось. Но площадь Гагарина ночью, в 2002 году... Редкое для местного пейзажа широкое пустынное пространство, в бликах от фонарей с дороги, со зловещим силуэтом универмага-призрака, статуями неработающего фонтана и полумертвой глыбой железнодорожного моста, который соединяет две нависающие горы, - все это никак не предполагало какой-либо цивилизации в глубине ущелья. Взгляд с дороги утопал в черной, какой-то объемной, бездне. Казалось, что на той стороне площади я попаду в космическую черную дыру. Была абсолютная тишина и даже шум машин с шоссе почти перестал быть слышен, как только, пройдя под аркой моста, мы вошли в густую темноту "заплощадья". Шли медленно, в прямом смысле наощупь: ведь даже выбоины в асфальте невозможно было увидеть. Через сотню метров, внезапно показался мост, освещенный фонарем и зигзаг дороги, скрывающий уютную улицу с жилыми многоквартирными домами и цепочкой фонарей, убегающей в глубину ущелья. Если не брать в расчет горы, которые итак слились с мраком ночи, увиденная мирная картинка сильно контрастировала с тем неуютным участком пути, который оставался за спиной. И уж точно не напоминала южный пейзаж, скорее - провинциальный городок в Подмосковье.

Обратно возвращался, когда уже начало светать. Я смог рассмотреть высокие горы, подходящие к самым домам, широкое русло реки, обшитое бетоном и даже пару домиков у самой дороги рядом с площадью, которые ночью я не заметил, проходя в пяти метрах от них.

Днем здесь совсем другие краски.

Collapse )
там вдали

ПЕЩЕРНАЯ СТОЯНКА КАМЕННОГО ВЕКА ОКУМ I

Отчет об охранных исследованиях

ПЕЩЕРНАЯ СТОЯНКА КАМЕННОГО ВЕКА ОКУМ I.
МАЙ 2015 ГОДА


Палеолитическая пещерная стоянка Окум I (Окуми I) находится в Ткуарчалском районе  Республики Абхазия в 2 км на юго-восток от с. Окум.
Пещера расположена в каньонообразном ущелье  реки Окум на правом его склоне на высоте около 15 м от  уреза воды,  на абсолютной высоте около 300 м.
Стоянка была открыта в 1963 году во время прокладки дорог по ущелью, когда в результате взрывных работ были вскрыты слои рыхлых отложений, содержащих культурные остатки. В 60-70 гг. 20 века стоянку Окуми I исследовали грузинские археологи Н.З.Бердзенишвили и Г.П.Хубутия. Результаты работ были изложены в научных публикациях в 1973-1974 гг. Было раскопано более 10 кв. м, продольный разрез имел в длину 6 м. Раскопки проводились, в основном, в приустьевой части пещеры, большая  часть пещеры осталась неисследованной. В толще  рыхлых отложений пещеры, мощность которых составляла 1,5 м, было  выделено несколько слоев, некоторые из которых содержали кремневый инвентарь, в основном,  верхнепалеолитического облика. В нижних слоях были отмечены следы мустьерской техники обработки. Находки были многочисленны и представлены, в основном, отходами производства, что позволило исследователям определить памятник как стоянку-мастерскую.
В мае 2015 года стоянку посетила группа исследователей в составе Батала Кобахия (Министерство культуры и охраны историко-культурного наследия), Аркадия Джопуа (Абхазский Государственный музей), Дмитрия Богданова (Санкт-Петербург, археолог-палеолитчик) и Нины Поляковой (Санкт-Петербург, археолог-палеобатаник). Поводом для проведения полевых наблюдений явились свидетельства сотрудников пограничных войск ФСБ России об обнаружении в осыпи пещеры каменных артефактов. Пограничниками была собрана небольшая коллекция предметов, составлена их опись, материалы переданы в Министерство культуры и охраны историко-культурного наследия Республики Абхазия.
Результатом посещения пещерной стоянки Окуми I в начале мая 2015 года явилось  описание современного состояния пещеры как геологического объекта, исследование сохранности культурных слоев, сбор артефактов.
Окум I - пещера восходящего типа, полость которой выработана карстовыми процессами в толще трещиноватых известняков мелового периода. Высота пещеры около 3 м, ширина  в устьевой части – 5 м, длина около 9 м. Известняковые своды пещеры закарстованы  натечными образованиями в виде шишек. В настоящее время карстовые процессы в пещере активизировались. В глубине пещеры засвидетельствованы два отверстия, сформированные по трещинам в известняке подземными карстовыми водами. В периоды интенсивного увлажнения (сильные ливни, интенсивное таяние  снегов) эти отверстия служат путями разгрузки в полость пещеры подземных вод. Водные потоки часто бывают очень интенсивными  (по данным пограничников вода льется из полости пещеры потоками).
Результатом действия карстовых вод является разрушение толщи рыхлых отложений, которые представлены здесь суглинками с большим количеством обломочного известнякового материала разных фракций.  В настоящее время практически все заполнявшие пещеру рыхлые отложения разрушены, сохранившись в первоначальном виде лишь в пристенных участках, где они сцементированы.  Частично сохранились отложения самого верхнего слоя (желтовато-белого сцементированного суглинка): они в виде нависающего «козырька»  фиксируются во внутренней части пещеры. Поверхность этого слоя фиксирует уровень дна пещеры на момент начала исследовательских работ в ней в 60- 70 гг. прошлого века. Рыхлые отложения выносятся из полости пещеры, образуя на проходящей у пещеры  дороге насыпь. Три года назад для устранения скопившихся у устья пещеры отложений и выравнивания дороги были проведены грейдерные работы.
Таким образом, приходится свидетельствовать, что после проведения археологических изысканий в 60-70 гг. 20 столетия  пещера вступила в фазу активного карстообразования. Разгрузка карстовых вод по трещинам в известняке  (с выходом в полость пещеры через отверстия)  привела к почти полному уничтожению памятника каменного века. Щебнистые суглинки, содержащие культурные остатки, почти полностью размыты. Кремневые изделия и отходы производства во множестве можно собрать на дне пещеры в осыпи, мощность которой достигает 30-50 см.
Собранный материал представлен исключительно изделиями из кремня. Редко встречаются обломки керамики. Кремень среднего качества разных цветов (от светло-серого до темно-коричневого) является местным. Он залегает в виде прослоек, отдельных желваков, конкреций в толще известняков. Желваки, конкреции, крупные обломки кремня повсеместно встречаются в русле реки.
Собранная коллекция кремневого инвентаря насчитывает 89 предметов. Среди изделий встречаются пластины, резцы, скребки, найдено несколько нуклеусов. Подробное описание инвентаря приводится в описи. Все предметы, обнаруженные пограничной службой и впоследствии рабочей группой, были описаны и переданы в фонды Абхазского государственного Музея.
Ранее об обнаружении артефактов сообщалось в публикации http://sputnik-abkhazia.ru/Abkhazia/20150306/1014069314.html, http://batal.livejournal.com/959615.html



Ниже приводится список научных публикаций о стоянке Окум (Окуми) I.


  1. Хубутия Г.П. Отчет о раскопках в пещере Окуми 1// ПАИ в 1972 г. !973.

  2. Бердзенишвили Н.З., Хубутия Г.П. Пещерная палеолитическая стоянка Окуми 1 // Материалы по археологии и искусству Абхазии. Сухуми, 1974.

  3. Любин В.П. Палеолит Кавказа // Палеолит Кавказа и Северной Азии (сер. «Палеолит мира»). Л., 1989.









там вдали

Жизнь на свежем воздухе с видом на горы.

Я сделал таки открытую терассу, вернее балкончик, с видом на горы, а моря совсем не видно. Но зато такая передо мной гора! И потом с этой стороны солнце бывает только до 9.30 утра , что очень приятно. Это провоцирует меня на более ранний подъем, что уже необычно для меня, чтобы выпить кружку черного кофе, греясь под нежными лучами утреннего солнца.  Получилось около 9 кв. метров. Развесил там все свои штучки по корявым стенкам. Вытащил всю рухлядь, с которой тяжело было прощаться. Разбросал по полу пуфики, которые таранил когда-то из Стамбула. Выставил цветы,  которые насколько лет дожидались свежего воздуха, и устроил сегодня первый официальный прием. Я доволен. Но что-то с фотоаппаратом и поэтому пока не выдаю тут фотоснимков. Так что приходите на кофе или изысканный чай, предварительно пообедав. Нет, с голоду, конечно, не уморю, но чтобы наслаждаться горным пейзажем не стоит загружать себя тяжелой пищей.

там вдали

Лаша Чкадуа

Завтра мы прощаемся с ним. Он ушел от нас очень рано. Боролся за свою жизнь, также как за независимость своей страны. Страну отстоял, этот бой проиграл. Видимо все свои ресурсы отдал самому главному в своей жизни : свободе и независимости свой Родины.
Он любил жизнь. Любил ее делать своими руками. Будучи апмутантом, он работал весь день. Мы едва могли за ним угнаться. Он создал великолепный парк, в котором собрал диковинные растения и цветы. У него замечательные дети, которые с распростертыми объятиями бросались ко всем его друзьям, которых считали частью своей семьи, так как воспринимали его друзей его глазами. Не у многих такое бывает. А друзей было много у него. До последней секунды он верил что победит, сжимал нам руки и говорил спасибо. И спасибо тебе Лаша, что озарил нашу жизнь своим светлым вторжением в нее. Нам будет тебя не хватать. Больно.