Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

там вдали

Мои твиты

Collapse )
там вдали

Министерство культуры и охраны историко-культурного наследия РА

Министерство культуры и охраны историко-культурного наследия РА

17 октября стартовала пятая полевая экспедиция «Древние стоянки в горной Абхазии» на территории Рицинского реликтового национального парка в рамках Государственной целевой программы «Инвентаризация объектов историко-культурного наследия Республики Абхазия на 2016-2018 гг.» совместно с Фондом «Горная Абхазия».
Участники экспедиции: заместитель министра культуры, начальник Департамента охраны историко-культурного наследия РА Батал Кобахия, специалисты Департамента охраны историко-культурного наследия Инал Джопуа, Айнар Инал-Ипа, Шандор Кайтан, Мадина Чкотуа, Яна Пинчук, директор фонда «Горная Абхазия» Тенгиз Тарба, заведующая отделом природы Абхазского Государственного Музея Тая Алания.

Posted by Batal Ko on 19 окт 2017, 17:17

from Facebook
там вдали

Мои твиты

там вдали

Спецпроект "Пицунде - 50: качество сейчас" в рамках Зодчество'17

Спецпроект "Пицунде - 50: качество сейчас" в рамках Зодчество'17

Пицунда – это уникальный город: первый в своем роде образцовый курорт начала 1960-х гг., «новая» архитектурная среда которого и «дух места» сохранились до настоящего времени почти в первозданном виде.
В 2017 году Пицунда отмечает юбилей – 50 лет назад курорт был открыт и принял первых отдыхающих, которыми стали его строители.
Образный ряд новой архитектуры СССР конца 1950-х, 60-х гг. в полной мере предъявлен в Пицунде на всех пространственных уровнях: от планировочных решений города, до архитектуры отдельных зданий, малых форм и синтеза искусств. Образы «открытости», «структуры» и «правды», «старого и нового», «космической эры» и «наступившего будущего», «природы», «естества» и «универсума» всецело определяют формообразование в архитектуре каждого здания и сооружения, а также планировочную структуру всего города.
Сохранение первозданного облика курорта и центра Пицунды 1960-70-х гг. в будущем напрямую связано со стратегическим развитием города и является первостепенной задачей с точки зрения аутентичности и уникальности курорта.
Качество выполнения проектных и строительных работ было настолько высоким, что курорт за свою более чем полувековую историю практически не утратил своей изначальной архитектурной целостности, что само по себе уникально. А реализованные 50 лет назад идеи до сих пор актуальны в мировой архитектурной практике: взаимоотношения «старого» и «нового», концепции края пространства, синтез архитектуры и современного искусства, сохранение первозданной природы, взаимодействие искусственного и естественного.

Posted by Batal Ko on 3 окт 2017, 16:47

from Facebook
там вдали

Дмитрий Михейкин: «Актуальность идей, заложенных в генплан и архитектуру Пицунды, с каждым годом…

Дмитрий Михейкин: «Актуальность идей, заложенных в генплан и архитектуру Пицунды, с каждым годом…

Архитектор Дмитрий Михейкин рассказал Архи.ру о своем кураторском проекте «Пицунде – 50: качество сейчас», который будет представлен в рамках фестиваля «Зодчество».

Posted by Batal Ko on 3 окт 2017, 16:46

from Facebook
там вдали

Перевал Аданге: 40 лет спустя. Полевая экспедиция

Только что вернулись с перевала Аданга.  Завершилась 4 полевая экспедиция Министерства культуры и охраны историко-культурного наследия и Фонда «Горная Абхазия». Задержались на четыре дня из-за погодных условий. Уставших, но довольных работой, сегодня нас спустили вниз.
Первый раз на Аданге я был сорок лет назад, в 1979 году. Тогда я привез домой колокольчики, которые до сих пор стоят у меня дома. Правда года через четыре они переместились в горшочек, который мы сделали к первой Башкапсапрской конференции. Это восстановленная, но в десять раз уменьшенная форма глиняного сосуда, найденного нами в древнем руднике горной Абхазии, которому около 5 тысяч лет.  Сегодня к ним прибавились еще колокольчики, моложе своих предков на 40 лет.
Скажу вам - впечатления колоссальные. Тогда, в первой полевой экспедиции, со мной были мои друзья. И мне было всего 23. Практически все мы ровесники. Это Мушни Хварцкия, Лаша Когония, Демур Бжания, Леварса Бутба, которых уже нет с нами, Алик Габелия , Зураб Хибба и я. Правда в этот раз с нами пошли Тая Алания и Сурам Сакания, которые участвовали периодически в последующих экспедициях.
Моя палатка, случайно, а может именно так и надо было, расположилась именно на том месте, где 40 лет назад, в августе, мы установили обычную брезентовую палатку, в которой спали все вместе. Нас тогда привез на экспедиционной машине Вадим Викторович Бжания, с которым у меня связанны самые лучше воспоминания молодости, участия в самых невероятных экспедициях.  И в этой невероятной поездке нас вез замечательный водитель из Института археологии АН СССР, Петр Самсонов. Но они потом вернулись вниз, оставив нас там на 20 дней.
В первую же ночь я видел сон. Я шел в разведку с Мушни и с нами были еще люди. Мы были то ли в военных формах, то ли в полевых. Я так и не понял, была ли это военная разведка или археологическая, но мои друзья были со мной там. Мушни вдруг повернулся и сказал мне: - Почему ты пришел один? Я возразил ему: - Я не один, я с друзьями. Он улыбнулся своей удивительной улыбкой сквозь усы, кивнул мне, и мы пошли дальше. Мы шли легко по горам окутанного дымчатым туманом. Мне кажется они были со мной все эти дни и оберегали нас, в особенности, когда мы были вынуждены там оставаться еще четыре дня из-за плохих погодных условий. Каждый камень, каждая горка, рудник, все было связанно с воспоминаниями о моих друзей. И словно не было этих 40 лет
Мне надо все описать о том, что с нами было тогда, и что было 40 лет спустя.
И еще раз спасибо членам «Горной Абхазии», Тенгизу Тарба, директору, Алхасу Аджинджалу, еще и депутату Парламенту, и врачу наших экспедиций, Сергею Язвинскому, замечательному оператору, Мадине Бигуаа, художнице, которая там нам делала акварели, Тае Алания, замечательному флористу, сотруднику Абхазского музея, Сурам Сакания, искусствоведу, и моим замечательным молодым коллегам Айнару Инал-Ипа, Шандору Кайтан, Иналу Джопуа.
И отдельное спасибо пилоту Министерства обороны Абхазии Нури Герзмава, который готов был лететь к нам еще и вчера в сплошной туман, но наш командир его отговорил, ибо команда не скисла и спокойно продолжала работать.
Остальное потом.  А пока всем огромное спасибо.  Спасибо Аданге за то, что приняла нас.







там вдали

Маргарита Глебовна Ладария

Ушла от нас Маргарита Глебовна Ладария, доктор филологических наук, профессор Абхазского госуниверситета. Еще пару лет назад, в свои 90 лет, она читала лекции студентам. С каждым таким уходом, я ощущаю незащищенной свою страну, ибо такого уровня ученые, интеллигенция, формируется столетиями.
Она была олицетворением для меня невероятной красоты, тонкости, интеллигентности, хрупкости и силы. Вот насколько Маргарита Глебовна была вежлива и мягка в обращении с людьми, настолько много внутренней стали, силы, было в ней, базировавшихся на величайших ценностях, культуре, масштабности, благодаря носителям которых наш народ сохранился и всегда имел своё незабываемое лицо.
Как особую награду воспринимаю время в АГУ, когда я там учился, хоть и на историческом факультете. Когда Маргарита Глебована проходила по коридору мы невольно останавливались и прижимались к стене. Не от страха, а от восхищения и безмерного уважения. Когда через несколько лет я пришел работать в АГУ в качестве преподавателя, гордился тем, что мне выпала честь работать с непревзойденными мэтрами нашего университета, в первых рядах которого была наш замечательней тургеневед.
Через очень много лет, она как-то случайно встретила меня в коридоре и поздоровавшись первой, ласково и величественно, а так могла только она, сказала мне: - «Я до сих пор с удовольствием вспоминаю нашу поездку по средневековым памятникам Абхазии, которую Вы для нас организовали. Было очень интересно». Я чуть не задохнулся от восторга и счастья, но волнуясь даже не успел ей ответить что-либо. А ведь с той поездки прошло лет десять. А когда на презентации одного журнала, к которому я имел отношение, она охарактеризовала мои рассказы как журчащие, ну практически похвалила, я просто не смог заснуть ночью, ибо всегда знал, что Маргарита Глебовна, никогда, ни при каких обстоятельствах не могла сказать то, что противно было ее духу и пониманию хода вещей, даже если бы это был ее сын.
Мы будем помнить Маргариту Глебовну Ладария всегда.


там вдали

Мои твиты

Collapse )